Наша "Надежда"






      Наша "Надежда"

      — Если так пойдет и дальше, то скоро в группе останется один Осман, — сказал я. — Нужно провести новый набор.

      И дал объявление в газету с краткой заметкой, об успехах наших ветеранов. По странной иронии судьбы в группу записались... около 100 женщин и один мужчина, который вскоре выбыл. К нам пришли женщины в возрасте от 25 до 60 лет, почти все с отклонениями в состоянии здоровья. Пришли с надеждой на улучшение. Новый клуб так и назвали — "Надежда".

      Мы учли прошлые ошибки. Клуб был создан при областном совете ДСО "Урожай", председатель которого Валентин Иванович Борлов постоянно нас опекал. Занятия проводились регулярно 3 раза в неделю штатными тренерами, выпускниками нашего института физкультуры, которые отлично знали свое дело: Евгением Свободиным, Татьяной Ломаченковой, Николаем Власовым и Мариной Федоровой.

      Методика занятий в группах сложилась как бы сама собой, легко и просто. Наши женщины не могли бегать — только ходить. И они начали ходить — 5-6 кругов по дорожке стадиона (2000-2400 м). Поражала частота пульса, отмеченная у них — 20-22, а у некоторых — 24 удара за 10 с. И это во время обычной, "бодрой" ходьбы! О каком беге вообще могла идти речь?! 800 м они проходили за 8-9 мин, а отдельные за 10.

      "Они будут заниматься ходьбой до тех пор, — решили мы, — пока не смогут легко пройти каждый 400-метровый круг за 4 мин (т. е. со скоростью 6 км/ч) при частоте сердечных сокращений (ЧСС) не более 20 уд. за 10 с. Тогда можно включать короткие отрезки бега".

      Мы сразу обратили внимание на то, что наши женщины адаптировались к нагрузкам значительно медленнее мужчин. Всю весну и лето они занимались только ходьбой и лишь к осени начали бегать по 20-30 м, да и то далеко не все. С точки зрения физиологии такие явления были не совсем понятны, так как известно, что в работе на выносливость женщины почти не уступают мужчинам. Скорее всего это объяснялось плохим общим состоянием здоровья наших занимающихся. У большинства артериальное давление было 160 на 90 и выше. Вот, например, Тамара Александровна Черкас, 60 лет, в медицинской справке двенадцать диагнозов, через раз отправляем с занятий. Или Ольга Андреева, всего 25 лет, а постоянно беспокоят колющие боли в области сердца с иррадиацией в левую руку. Она проходит 800 м за 10 мин и бледная как полотно падает от усталости.

      И все же черепашьими шагами, но наши подопечные двигались вперед. Через год, к следующему лету, их уже было не узнать. Они всё еще чередовали бег с ходьбой, но общая длина дистанции уже достигла — 3-5 км. Начиная с мая. по воскресеньям мы регулярно выезжали в Красный бор, и наши женщины совсем расцветали. Зиму они перенесли хорошо, а к лету это уже была не группа здоровья, а настоящий КЛБ. Больше половины женщин перешло на непрерывный бег. Группа младше 40 лет пробегала "десятку" в Красном бору за 60 мин, а Н.Н. Шашенкова и А.И. Маклецова (старше 50 лет) 13 км за 1 час 15 мин. У Оли — отличная электрокардиограмма после нагрузки, легко пробегает 5 км. И это наша Оля, которая задыхалась после 100 м обычной ходьбы!. Про боли в сердце она забыла. У Т.А. Черкас давление снизилось со 180-110 до 150-85, она тоже легко пробегает "пятерку"!

      У нас на душе праздник. Все очень хорошо, просто здорово! Наша система работает четко, безотказно. Можно действовать увереннее, смелее, расширить группу, набрать еще сто, двести человек, начать тотальное наступление на гиподинамию и физическую инертность, превратить Смоленск в бегающий город. Наполеоновские планы: мне уже мерещилось превращение Смоленска в Нью-Москву, а Москвы — в Старые Васюки... Возможно, так бы и было, если бы не один случай!

      "Бегом от инфаркта", — говорили, мы. "Бегом к инфаркту", — возражали нам те, кому было лень бегать. Я знал, конечно, что инфаркт возможен, но относился к нему, как к сугубо абстрактному явлению, так же, например, как к чуме в Африке.

      "От инфаркта умерло еще два джоггера", — читаем в книге К. Купера "Новая аэробика". Ну это далеко, в Америке, не у нас. Бегают по дюнам, делать им нечего. В Смоленске дюн нет. И вдруг удар в сердце. Умирает от инфаркта страстный любитель и пропагандист бега, известный ученый, киевский профессор В.С. Нестеров. Умирает после бега на 20 км. "Нестеров начал заниматься бегом поздно, в 54 года, был очень тучный, страдал одышкой, бегать было тяжело. Если бы не бег, он умер гораздо раньше своих 74 лет. Да и вообще можно умереть лежа в постели, безо всякого бега", — говорили поклонники трусцы. Конечно, все это так. И все же он умер после бега. Сразу после тренировки. От инфаркта! Вот и врачи против бега. Хотя что они понимают? Сами-то, небось, не бегают.

      Опять инфаркт. У бывшего мастера спорта В. Лобанова. Тоже, наверное, бегая, как сумасшедший, резко увеличивая нагрузки. А у нас бег не спортивный, а всего-навсего трусца. И вон какие достижения! Двое избавились от гипертонии, "старички" бегают по 20 км и хоть бы что!

      И вдруг мрачная новость: в группе здоровья на стадионе "Спартак" умирает мужчина сразу после занятий. Ого! Это уже совсем близко, рядом с нами! Наши приуныли. От чего он мог умереть? Обычная группа здоровья, нагрузки там небольшие, бег только на разминке. Тренировка оказалась ни при чем. Возвращаясь домой после занятий, он увидел драку, пытался вмешаться, потом бегом, изо всех сил, бросился обратно к стадиону, чтобы вызвать милицию, добежал до телефона — и все. "Острый инфаркт миокарда вследствие неадекватной физической нагрузки на фоне эмоционального стресса", — таково заключение медиков.

      — Он нетренированный к бегу, потому и умер, — успокаивал я наших. — Они ведь там что делают — мяч гоняют. Разве это тренировка?! Вот мы — да! К нам это никакого отношения не имеет.

      Поверили, успокоились. Они, но не я!

      — Срочно всем повторить углубленное медицинское обследование, — строго приказал я. — Гипертоников перевести в группу ходьбы, чтобы неповадно было бегать! Строгий контроль за пульсом. За пропуски занятий без уважительной причины — отчисление из клуба.

      Ну, кажется, все. Можно перевести дух.

      ...Рано утром раздался телефонный звонок. В трубке долго молчали.

      — Евгений Григорьевич, вы ничего не знаете?

      — Нет, конечно, я ничего не знаю, — ответил я бодрым голосом. И вдруг все оборвалось и похолодело Внутри.

      — Что случилось?! — закричал я.

      Вчера я бегала с Ангелиной, она сказала, что кого-то из наших увезли на "Скорой помощи"... Какую-то полную женщину. Диагноз — инфаркт...

      У нас в группе три полные женщины с гипертонией. Одну я недавно отправил с тренировки — появились боли в сердце, редко ходит на занятия. Вчера ее не было. Запольская? Ее тоже как будто не было. Во всяком случае, я ее не видел. Возился с новичками. Н.И. Тумарева? Была, бежала, сам видел! Позвонить, проверить! Нет, не могу, нет сил. Нужно позвонить ее подруге К.И. Запольской, которой не было. Уж она-то должна знать... Не могу набрать номер. Страшно, но позвонить надо. — Попросите Клавдию Ивановну.

      — Кто говорит?

      — Это из группы здоровья.

      — Клавдия Ивановна в больнице... Инфаркт...

      В глазах темно, опять круги, как когда-то... Противная, мелкая дрожь... Господи, ее же не было! Я ее не видел! Но она, оказывается, была. Прошла 4 х 800 м. На противоположной стороне, где ее не видно, бежала. Какой был пульс, никто не помнит. По дороге домой ей стало плохо, у прохожего просила валидол. Инфаркт бывает и у любителя медленного бега, теперь я это знаю... Клавдия Ивановна, всегда веселая, жизнерадостная, с шуткой, прибауткой. Как это могло случиться? 54-летняя Запольская пришла в группу одной из первых. Не скрывала, что четыре года— назад перенесла небольшое кровоизлияние в мозг. Принесла справку — врач разрешил занятия. Артериальное давление не очень высокое — то 160 на 100, а то и 140 на 90. Диагноз — гипертоническая болезнь II стадии. Не принимать в группу? Но у нас таких половина. Правда, без инсульта в анамнезе.

      — Клавдия Ивановна, вам можно только ходить. Бегать — никогда! Запомните крепко-накрепко — не бегать! А лучше — заниматься самостоятельно, чтобы не было соблазна. Ходить пять раз в неделю по часу — вот и все, что вам нужно.

      — Мне нравится в группе, я не буду бегать, обещаю! Летом Клавдия Ивановна редко приходила на занятия.

      — Летом, — объясняла она, — день год бережет, как одержимая, работала на даче — клубничка, помидорчики, огурчики, картошка — все это нужно. В августе начала потихоньку бегать — короткие отрезки по 20-30 м, не больше. Она делала вид, что не бегает, а мы — что не замечаем этого. Так началась эта безобидная, казалось бы, игра в прятки, которая закончилась печально.

      — Все хорошо, — говорил я себе. — Клавдия Ивановна занимается второй год, гипертонических кризов давно не было, на электрокардиограмме ничего особенного, реакция на нагрузку, как говорят медики, адекватная. После тренировки артериальное давление снижается, пульс — 20-22 уд. за 10 с. Все нормально. Но нормально было не все. В сентябре появились боли в сердце, ей делали инъекции папаверина, но она это скрыла. 4, 6 и 8 ноября не была на занятиях. Восьмого была в гостях, легла спать в два часа ночи. 11 ноября пришла на тренировку последний раз. Я ее не видел, но она была!

      Инфаркт бывает и у физкультурников, теперь я это знаю. Нельзя принимать в группу всех. Бег не панацея от болезней, а лишь средство укрепления здоровья. Больного должен лечить врач.

      Недаром Купер так резко ограничивает программу, занятий для гипертоников и сердечных больных. Крайне сдержан в рекомендациях по отношению к больным людям и ленинградский профессор А.Г. Дембо. Но запретить новое средство гораздо проще и спокойнее, чем широко и всесторонне его исследовать. А именно в этом и заключается наша задача.

      Конечно, идею оздоровительного бега убить нельзя. Известны многочисленные случаи полного излечения после инфаркта или его предотвращения, как, например, у москвича М.М. Котлярова, именно с помощью длительного бега. Но не все так просто, как хотелось бы, не все так просто! И рисковать мы не имеем права. В каждом конкретном случае вопрос нужно решать строго индивидуально, самым серьезным образом взвесив все "за" и "против", с полной ответственностью за судьбу человека.

      Итак, перед нами во весь рост встал вопрос о противопоказаниях к бегу. Самая наболевшая проблема оздоровительного бега, которая ждет своего разрешения от спортивной медицины. Я все время пытался уйти от нее, сделать вид, будто ее вообще не существует, так как слишком много было в нашем клубе, больных и слишком мало здоровых. Но жизнь решила по-своему. И я иду в библиотеку и по крупицам собираю все, что есть в литературе по этому вопросу. Полной ясности все равно нет. Если целесообразность использования медленного бега здоровыми людьми с целью повышения их функционального состояния и физической подготовленности ни у кого не вызывает сомнения, то с применением его в качестве оздоровительного и особенно лечебного средства дело обстоит значительно сложнее.

      Строго говоря, вопрос о противопоказаниях к бегу относится к компетенции спортивной медицины и не должен обсуждаться на страницах популярных изданий. Но поскольку медленный бег приобретает все большую популярность, мне бы хотелось поделиться со своими коллегами-медиками многолетним опытом работы в Этой области. Однако, дорогие читатели, не вздумайте брать на себя обязанности и функции врача!

      Так как тренер или инструктор-методист имеет возможность значительно варьировать объем и интенсивность тренировочных нагрузок, используемых в группах оздоровительной ходьбы и бега, абсолютные противопоказания к занятиям бегом довольно ограниченны:

      1. Врожденные, пороки сердца и митральный стеноз (сужение предсердно-жёлудочкового отверстия).

      2. Перенесенный инсульт или инфаркт миокарда.

      3. Резко выраженные нарушения сердечного ритма типа мерцательной аритмии.

      4. Недостаточность кровообращения или легочная недостаточность любой этиологии.

      5. Высокая артериальная гипертензия (артериальное давление 180 на 110 и выше), устойчивая к действию медикаментозной терапии.

      6. Хронические заболевания почек, тиреотоксикоз и сахарный диабет, не контролируемый инсулином.

      7. Глаукома и прогрессирующая близорукость, угрожающая отслойкой сетчатки.

      Нельзя бегать также в период любого острого заболевания, включая простудные, а также при обострениях хронической болезни.

      Однако в других случаях такой ясности нет. Профессор Р.Е. Мотылянская, которая более 30 лет занимается вопросами физической культуры, считает, например, что недостаточность митрального клапана является абсолютным противопоказанием к бегу, в то время как профессор И.В. Темкин успешно проводил занятия оздоровительным бегом в кардиологическом санатории Пятигорска с больными данной патологии. Купер к относительным противопоказаниям причисляет артриты и заболевания сосудов ног и в то же время приводит примеры успешного лечения варикозного расширения вен и даже начальных форм облитерирующего эндартериита с помощью быстрой ходьбы и медленного бега. И все-таки в каждом конкретном случае вопрос о допуске к  занятиям должен решаться строго индивидуально, так как нужно лечить больного, а не болезнь — известное положение, выдвинутое основоположником русской клинической медицины профессором С.П. Боткиным. Потому что даже при наличии одинакового диагноза степень проявления и особенности течения болезни сильно отличаются у различных людей. Так, например, из 10 больных гипертонической болезнью II стадии примерно в пяти случаях бег может быть разрешен, а в пяти — категорически запрещен. К.И. Запольской бег, безусловно, был противопоказан, тогда как Т.А. Черкас, имеющая такой же диагноз гипертонической болезни II стадии и значительно более высокий уровень артериального давления (180 на 110), с помощью медленного бега добилась прекрасных результатов и практически избавилась от своего недуга. Вот почему вопрос о допуске к занятиям должен решаться лечащим врачом, который хорошо знаком с анамнезом и всеми особенностями заболевания своего пациента, совместно со специалистами из врачебно-физкультурного диспансера. Обязательна проба с функциональной нагрузкой и запись ЭКГ сразу же после нее. Абсолютным противопоказанием к тренировке на выносливость у больных гипертонической болезнью мы считаем выраженную гипертрофию левого желудочках явлениями его перегрузки. В остальных случаях вопрос о допуске к занятиям должен решаться индивидуально. Самолечение бегом без разрешения лечащего врача, которое, к сожалению, еще иногда практикуется, недопустимо и может привести к трагическим последствиям.

      Очень важен вопрос о возможности занятий бегом у больных ишемической болезнью сердца (ИБС), поскольку эта патология у людей среднего возраста занимает одно из первых мест. Бег, безусловно, противопоказан в период обострения болезни (частые приступы стенокардии) и при наличии выраженных признаков коронарной недостаточности на ЭКГ. Профессор Р.Е. Мотылянская считает, что наличие ИБС является абсолютным противопоказанием к занятиям оздоровительным бегом. Однако практика показывает, что определенный процент людей с ИБС с помощью беговых тренировок добился значительного

      улучшения своего состояния, и игнорировать такие наблюдения нельзя. Нельзя лишать пациента надежды на успех только на основании стандартного диагноза ИБС. А в качестве критерия допуске к занятиям может служить отсутствие выраженных признаков ишемии миокарда, на ЭКГ после стандартной функциональной нагрузки.

      Вот пример из нашей практики. В.С. Иванов, 50 лет, приступил к занятиям в подготовительной группе через месяц после выписки из больницы, где находился по поводу острого приступа стенокардии. Жалобы На периодические боли в области сердца, неустойчивое артериальное давление, плохой сон и быструю утомляемость. Диагноз: коронарокардиосклероз, ИБС, гипертоническая болезнь I стадии. На ЭКГ определяются признаки нередко выраженной гипоксии миокарда (высокие остроконечные зубцы Т в грудных отведениях), реакция на нагрузку неадекватная. На первых занятиях ему назначена дозированная ходьба 1600 м: со скоростью, соответствующей пульсу 18-20 уд за 10 с. В течение первых трех месяцев дистанция ходьбы постепенно увеличена до 3200 м, а через полгода — до 6400 м, после чего были разрешены короткие отрезки бега.

      К концу первого года занятий Владимир Степанович все чаще чередовал бег с ходьбой. Все это время ЧСС во время тренировки не превышала 20 уд. за 10с. К этому времени его состояние здоровья значительно улучшилось: боли в сердце почти не беспокоили, резко повысилась работоспособность, улучшились сон и самочувствие, нормализовалось артериальное давление. Однако полная нормализация электрокардиограммы наблюдалась лишь через 2 года после начала занятий, когда наш подопечный уже легко пробегал за воскресную тренировку до 10 км за 60 мин. ЧСС на этом этапе тренировки достигала 22-24 уд. за 10 с. Боли в сердце прошли.

      Таким, образом, в некоторых случаях бег может быть запрещен временно и после соответствующего лечения можно приступать, к занятиям. В подобных случаях тренировку всегда следует начинать с ходьбы, которая тоже весьма эффективна. Не исключено, что через некоторое время состояние здоровья улучшится настолько, что можно будет перейти на бег. Только не следует спешить!

      Еще сложнее решить вопрос о целесообразности занятий после перенесенного инфаркта миокарда. Многое зависит от тяжести и обширности поражения миокарда, возраста и общего состояния организма. В ряде случаев возможны тренировки в щадящем режиме. И все же я думаю, что риск слишком велик. Минимальные резервные возможности сердечной мышцы требуют почти ювелирной дозировки физической нагрузки. Но, если и удастся подобрать нагрузку, абсолютно соответствующую ограниченным функциональным возможностям сердечно-сосудистой системы, нет никакой гарантии, что пациент будет неукоснительно соблюдать все ваши рекомендации. Малейшее же превышение оптимальной двигательной активности может привести к трагическим последствиям.

      Как-то на загородную базу в Дубровенке приехал мужчина 57 лет и попросил записать его в наш клуб. Я дал ему направление на обследование и сказал, что он может быть принят только после медосмотра. Но, чтобы не терять драгоценный воскресный день, он решил пробежаться с нами, заявив, что уже давно бегает по 20 км, но в медленном темпе. И стартовал с женщинами в забеге на 10 км. Вначале все шло очень хорошо, но за 1 км до финиша он решил достать группу, которая держалась впереди метрах в 200 и резко увеличил скорость. Он догнал ее и перегнал, но через несколько секунд потерял сознание и рухнул на траву. В тяжелом состоянии он был доставлен в больницу с диагнозом "острая сердечная недостаточность".

      Как выяснилось позднее, этот человек 3 года назад перенес тяжелейший инфаркт, после чего начал заниматься медленным бегом и значительно улучшил

      свое состояние. Но стоило ему потерять контроль над собой и непроизвольно увеличить скорость, как это привело к катастрофе.

      Вот почему я считаю, что после перенесенного инфаркта бегать не стоит. Хорошего тренировочного эффекта гораздо спокойнее можно добиться с помощью быстрой энергичной ходьбы, которая также является сильно действующим средством, но позволяет значительно мягче и точнее дозировать нагрузку. С этой же целью можно с успехом использовать занятия на велоэргометре — специальном велотренажере, позволяющем точно дозировать мощность выполняемой работы.

      Анализ электрокардиограмм в динамике, выполненный у 100 членов нашей "Надежды", подтверждает, как важно соблюдать принцип постепенности увеличения нагрузок в оздоровительном беге. При первичном обследовании во врачебно-физкультурном диспансере у 72 из 100 были выявлены те или иные отклонения ЭКГ от нормы: изменения миокарда — у 22 человек, снижение восстановительных процессов — у 25, гипертрофия миокарда левого желудочка — у 12, нарушение внутрижелудочковой проводимости — у 5, диффузные изменения миокарда— у 2, нарушение ритма — у 3 и нарушение восстановительных процессов в миокарде — у 3 человек. Неадекватная реакция на нагрузку (снижение зубца Т) выявлена у 25 человек. Таким образом, у большинства новичков, впервые приступивших к занятиям оздоровительным бегом, наблюдались различные нарушения ЭКГ, вызванные длительной гиподинамией или ранее перенесенными заболеваниями. Это говорит о необходимости применения щадящей методики тренировки, использования в качестве начальной нагрузки дозированной ходьбы, медленного и плавного увеличения тренировочных нагрузок.

      Показатели ЭКГ в процессе занятий улучшались очень медленно, в течение ряда лет, но тем не менее положительные сдвиги были налицо! Через год нарушения ЭКГ обнаружены у половины занимающихся (51 человек), а три года спустя — лишь у 16 бегунов, причем ни разу не наблюдалось неадекватной реакции на нагрузку.

      В.П. Морозова, 57 лет, приступила к занятиям весной 1983 г. Жалобы на плохой, сон, головные боли и боли в области сердца сжимающего характера. Диагноз: атеросклеротический коронаро-кардиосклероз, ИБС с редкими приступами стенокардии,, гипертоническая болезнь II стадии. На ЭКГ определялось нарушение восстановительных процессов в миокарде левого желудочка, реакция на нагрузку неадекватная. Занятия для нее начались с оздоровительной ходьбы, через 6 месяцев ходьбу разрешили чередовать с бегом и к концу года дистанция, покрываемая за тренировку, увеличилась до 4-5 км. Значительно улучшилось самочувствие, ни разу не было приступа стенокардии, но ЭКГ оставалась без изменений. Однако реакция на нагрузку (двухминутный бег), стала адекватной. А еще через год исчезли и признаки ишемии миокарда.

      Нормализация ЭКГ скорее всего связана с увеличением сердечного выброса и коронарного кровотока, который во время бега увеличивается в несколько раз по сравнению с состоянием покоя (с 250 до 1000/мл в мин), что приводит к раскрытию не функционирующих старых и образованию новых кровеносных капилляров, питающих сердечную мышцу. Капилляризация миокарда наряду с расширением периферических сосудов и снижением артериального давления является одним из важнейших эффектов оздоровительного бега.

      Необходимо отметить, что в единичных случаях в первые месяцы занятий возможно временное ухудшение ЭКГ в виде заострения зубца Т в грудных отведениях, которое расценивается как начальные признаки гипоксии сердечной мышцы и носит преходящий характер. Эти изменения, по-видимому, отражают процессы острой адаптации миокарда на непривычную нагрузку после длительного периода гиподинамии и не представляют опасности для организма, так как через несколько месяцев занятий ЭКГ, как правило, нормализуется.

      Валентина Туралина, 32 лет, здорова, жалоб нет. Начальная нагрузка — бег с чередованием ходьбы 1,5-2,4 км, ЧСС в пределах 24 уд. за 10 с. На ЭКГ отклонений от нормы не отмечается. Через три месяца при повторном обследовании обнаружены нерезко выраженные явления гипоксии миокарда (недостаточное питание кислородом мышцы сердца). Жалоб по-прежнему не было, самочувствие хорошее. Никаких изменений в тренировочные планы не вносилось, и через шесть месяцев занятий Валентина освоила 5-километровую дистанцию. К тому времени все патологические изменения на ЭКГ исчезли. В дальнейшем Туралина — неоднократная участница всесоюзных пробегов на 20

км.

      У любителей бега со стажем занятий свыше пяти лет на ЭКГ видны изменения, характерные для спортсменов, тренирующихся в видах на выносливость (бегунов-стайеров, пловцов, лыжников). Там, у ветеранов нашего клуба, недельный объем бега у которых составляет 40 км и более, отмечается синусовая брадикардия — замедление сердечного ритма* в покое до 46-54 уд. в 1 мин и четко выраженный зубец Т, что свидетельствует об экономизации сердечной деятельности, высоких функциональных резервах сердца и хорошем кровоснабжении миокарда. У меня утром, сразу же после сна, ЧСС обычно не больше 40-42 уд/мин — почти столько же, сколько у великого Питера Снелла (38 уд.), трехкратного олимпийского чемпиона, одного из наиболее известных воспитанников Артура Лидьярда.

      _______________

         * Резкое замедление пульса может наблюдаться и при перетренировке.

      За пятнадцать лет работы с группами оздоровительного бега под нашим наблюдением находилось более 500 человек в возрасте от 10 до 70 лет. Основной контингент — больше половины — составляла группа от 40 до 55 лет, так называемый средний возраст, пора зрелости, творческого расцвета и профессионального мастерства, "золотой фонд" нашего общества. В подавляющем большинстве это были работники умственного труда, представители "сидячих" профессий, которые больше других испытывают не себе пагубное действие гиподинамии: служащие, инженеры, врачи, учителя. Почти все жаловались на плохой сон, вялость, быструю утомляемость, головные боли или боли в области сердца, суставах и пояснице. Только в единичных случаях в медицинской справке стоял диагноз "здоров". Большинство страдало различными заболеваниями, среди которых на первом месте были различные формы вегетососудистой дистонии, неврастения и гипертоническая болезнь I-II стадий. Далее следовали ревматизм в стадии ремиссии и недостаточность митрального клапана, остеохондроз позвоночника, полиартриты, гастриты и гепатохолециститы. Восемь человек, страдали язвенной болезнью желудка и 12-перстной кишки.

      У большинства максимальное артериальное давление колебалось от 150 до 160, а минимальное — от 85 до 100 мм, у некоторых же достигало 180/110 мм. Первые месяцы занятий я регулярно измерял давление у всех гипертоников до и после тренировки. Как правило, через 10-15 мин после окончания бега или ускоренной ходьбы почти у всех обследуемых наблюдалось снижение систолического, давления на 20-30 мм, а иногда и больше. У Н.А. Князевой (40 лет), например, после быстрой ходьбы давление снижалось со 180/110 до 140/100. В дальнейшем у нее отмечалась стойкая нормализация артериального давления. Диастолическое давление более устойчиво к воздействию тренировочной нагрузки. У двух человек с гипертонической болезнью II стадии (АД 180/110 мм) снижения давления после тренировки не наблюдалось, и они вскоре прекратили занятия.

      Как мы убедились в дальнейшем, отсутствие снижения давления после нагрузки в большинстве случаев является неблагоприятным прогностическим признаком в отношении эффективности тренировки и обычно наблюдается у больных гипертонической болезнью II стадии с регуляцией кровообращения по кардиальному типу, когда высокий уровень давления зависит в основном от усиленной работы сердца. Целесообразность занятий оздоровительным бегом в этих случаях, по-видимому, сомнительна. Смешанный тип регуляции, и особенно сосудистый (поддержание артериального давления обеспечивается в основном за счет высокого тонуса периферических сосудов), является, вероятно, более благоприятным для нормализации кровообращения путем выполнения упражнений на выносливость.

      Я уже писал о том, что в самом начале нашей деятельности, когда членам клуба "Мы — мужчины" предписывался ежедневный бег, очень скоро половина бегунов прекратила занятия в основном из-за хронического переутомления и подъема артериального давления у гипертоников. Те же, кто продолжил занятия и перешел на трех— и четырехразовые тренировки в неделю, добились значительных успехов. Через полтора-два года занятий у них наблюдалось стойкое снижение систолического давления на 15-20 мм и диастолического на 5-10 мм. У больных гипертонической болезнью давление снижалось с 180/110 до 150/90, все реже приходилось пользоваться лекарствами.

      Так, например, удалось остановить развитие гипертонической болезни у Н.И. Тумаревой, А.Г. Минаевой, В.Д. Жуковой и других.

      В.Д. Жукова, 60 лет, занимается в клубе три года. Около 20 лет страдает гипертонической болезнью. При вступлении в группу артериальное давление — 190/110 мм. Диагноз: ИБС, кардиосклероз, гипертоническая болезнь II стадии. Назначена дозированная ходьба 1600 м при пульсе 18-20 уд. за 10 с. В течение года дистанция ходьбы постепенно увеличена до 5000 м. Артериальное давление к тому времени стойко снизилось до 150/90 мм. Еще через год начала чередовать ходьбу с короткими отрезками бега. Валентина Дмитриевна полностью прекратила прием многочисленных лекарственных препаратов, которыми была до отказа набита ее домашняя аптечка. Находясь на пенсии, она вновь поступила на работу и за последние два года ни разу не бюллетенила.

      Интересно, что при наличии сосудистой дистонии по гипотоническому типу (артериальное давление понижено) в результате занятий оздоровительным бегом уровень давления постепенно повышался до нормальных величин. Так, у Ольги Андреевой в течение года давление повысилось с 90/60 до 110/80. Таким образом, по-видимому, можно говорить о нормализующем действии бега на регуляцию сосудистого тонуса.

      Необходимо отметить, что в начале занятий оздоровительным бегом даже при правильно подобранной тренировочной нагрузке может наблюдаться обострение различных хронических заболеваний. Возможен подскок давления, появление ноющих болей в области сердца, обострение радикулита, язвенной болезни и т. д. В подобных случаях необходим перерыв в тренировках и проведение соответствующего лечения. Однако это не означает, что бег совсем недоступен. Обычно организм начинающего физкультурника настолько детренирован в результате длительной гиподинамии, что любой дополнительный раздражитель может привести к нежелательным последствиям. Не стоит опускать руки после первых неудач. При разумном режиме организм постепенно адаптируется к нагрузке и все станет на свои места.

      Эльвира Михайловна X., 46 лет, жалобы на головные боли, боли в области сердца, плохой сон, периодические боли в правом подреберье. Диагноз: вегетососудистая дистония по 4 смешанному типу, хронический гепатохолецистит, остеохондроз поясничного отдела позвоночника. Назначена — дозированная ходьба. Вскоре после начала занятий у нее развился острый приступ печеночной колики и в течение трех недель она находилась на амбулаторном лечении по поводу обострения гепатохолецистита, после чего вновь приступила к тренировкам. Еще через две недели перенесла гипертонический криз и опять почти на месяц выбыла из строя. Я решил, что на этом ее увлечение оздоровительным бегом закончится, но она снова пришла на занятия. Возможно, ее решимость и желание, во что бы то ни стало овладеть трусцой подогревались успехами мужа, который, несмотря на наличие гипертонической болезни, без особых приключений преодолел первый, самый трудный этап обучения и быстро прогрессировал. Так или иначе, но Эльвира продолжила занятия в группе и больше никаких сюрпризов не преподносила.

      Яркие примеры стойкости и упорства в борьбе за здоровье, завидную твердость духа показали староста нашей "Надежды" А.Е. Бабак, С.Н. Дружинина, И.Н. Шашенкова и многие другие женщины и мужчины. У Аллы Б., 36 лет, в медицинской справке значилось сразу несколько болезней: вегетососудистая дистония, ревматизм в стадии нестойкой ремиссии и недостаточность митрального клапана. Беспокоили частые загрудинные и головные боли, слабость, головокружение. Часто наблюдались резкие перепады артериального давления, нередко приходилось вызывать "Скорую помощь". Загрудинные боли и головокружение появлялись иногда и во время занятий. Я отправлял ее с тренировок и объяснял, что нельзя рисковать. Но она приходила снова и снова и добилась своего. Целый год Алла Евдокимовна только ходила, 800 м она проходила за 10 мин. При малейшей попытке увеличить скорость у нее появлялись боли в сердце, хотя ЧСС была не больше 18-20 уд. за 10 с. Через полтора года она начала пробегать короткие отрезки по 20-30 м, а сейчас, через три года после начала занятий, Алла легко пробегает в лесу со своими, подругами 7 км за 48 мин, при этом пульс не превышает 22 уд. за 10 с. "Скорая помощь" вспоминается, как кошмарный сон, боли в сердце прошли.

      Светлана Николаевна Дружинина, 46 лет, ассистент медицинского института, пришла в группу весной 1981 г. в довольно плачевном состоянии. На первом занятии она преодолела всего 200 м, так как во время ходьбы появились боли в сердце.

      — Светлана Николаевна, расскажите, что с вами?

      — Да так, ничего особенного, переутомилась на работе. А вообще-то у меня аллергия, гепатит...

      Я чувствую, что она недоговаривает, но не настаиваю — понимаю, что здесь ее последняя надежда, и молчу. Потому что медицина пока еще не может ответить на все наболевшие вопросы. Вот и приходится искать выход там, где его возможно, и нет. Ведь за каждым диагнозом, за каждым отсеявшимся стоит конкретный человек со своими болями и проблемами. И Светлана Николаевна ходит, ходит и ходит. Знает, что спешить нельзя... Через полтора года после начала занятий она впервые вместе с Аллой Бабак пробежала 7 км в Красном бору. — Светлана Николаевна, может быть, теперь вы назовёте все свои бывшие диагнозы?

      — Пожалуйста, — улыбается она. — Только запишите, чтобы не забыть: хронический рецидивирующий гепатит после перенесенной болезни Боткина, язвенная болезнь желудка, пищевая аллергия, почечнокаменная болезнь, ревматизм в стадии ремиссии и недостаточность митрального клапана, вегетососудистая дистония и синдром Миньера. Достаточно? Разумеется, не собираюсь утверждать, что бег помог полностью излечиться от всех болезней. Это было бы слишком наивно. Но то, что из активной формы они перешли в скрытую, компенсированную, бесспорно. Полностью исчезли или значительно уменьшились проявления язвенной болезни, гепатита, перестали беспокоить частые загрудинные боли, головокружения. После легкого приступа почечной колики отошло два небольших камешка. Резко улучшились сон, самочувствие, настроение. Отпала необходимость в применении огромного количества лекарственных препаратов, поддерживающих опасное состояние аллергии, появилась уверенность в своих силах. Разве этого мало? Повышение иммунобиологических защитных сил организма, нормализация функций нервной системы, регуляция сосудистого тонуса, деятельности всех органов и систем организма — таким я вижу лечебное действие бега. Смотрю на Светлану, а перед глазами Клавдия Ивановна, живая и жизнерадостная. Как же определить ту самую грань, которая отделяет реальное от нереального, возможное от невозможного? Как в конце концов быть с показаниями и противопоказаниями?! Наверное, нужно действовать так, как поступил бы сам в данном случае. Но в том-то и дело, что это невозможно: ведь за себя ты и отвечаешь сам, а за другого несешь тяжкий груз моральной ответственности. Возможно, человек с "букетом" болезней проживет до глубокой старости. Другое дело, как проживет. Поэтому мы, спортивные врачи и тренеры-методисты, рисковать не имеем права. И мне кажется, что в сомнительных случаях последнее, решающее слово зависит прежде всего от наличия или отсутствия адаптации на нагрузку дозированной ходьбой. Но только в сомнительных случаях, а не там, где имеются явные противопоказания к занятиям.

      Т.А. Черкас, 60 лет, в медицинской справке у нее стоял следующий диагноз: атеросклероз аорты и коронарных артерий, атеросклеротический кардиосклероз, ИБС, гипертоническая болезнь II стадии. Показания к занятиям сомнительны. Однако уже на первых порах стало ясно, что функциональные возможности сердечно-сосудистой системы позволяют проводить тренировки при довольно высокой скорости ходьбы (800 м — 8 мин. 30 с.) пульс у нее не превышал 18-20 уд. за 10 с., что, по нашим наблюдениям, является вполне удовлетворительной реакцией на нагрузку у новичков. Более низкие цифры пульса могут иметь место только во время прогулочной плавной ходьбы, практикуемой пенсионерами. В дальнейшем наше предположение о возможности занятий оздоровительным бегом у нее полностью подтвердилось. Артериальное давление в течение трёх лет снизилось с 180/110 до 145/85, снят диагноз гипертонической болезни. В течение года Тамара Александровна, только ходила, затем чередовала бег с ходьбой и в конце концов незаметно для себя перешла на непрерывный бег. В настоящее время она пробегает за тренировку до 7 км за 45 мин., самочувствие хорошее, лекарствами практически не пользуется. Есть и другие примеры. Е.Н. Минченкова, 48 лет, в детстве перенесла ревматизм, в настоящее время здорова, противопоказаний к бегу нет. Но мы сразу же обратили внимание на то, что во время ходьбы она значительно отстает от других новичков, а пульс достигает 26 (!) уд. за 10 с. Отправляем ее на повторный осмотр к терапевту, после которого она вновь приносит справку с диагнозом "здорова". Однако адаптации на нагрузку (1600 м ходьбы) по-прежнему нет: пульс частый, появилась одышка. Вновь направляем к врачу, и наконец установлен диагноз: хронический рецидивирующий миокардит ревматической этиологии, нарушение внутрижелудочковой проводимости, железодефицитная анемия. Не прояви мы должной бдительности и настойчивости, неизвестно, чем бы это кончилось.

      Такие наблюдения не единичны. Л.Б. Терехова, 54 лет, здорова, никаких жалоб не предъявляет, самочувствие хорошее, нагрузку переносит хорошо. Месяца через три после начала занятий замечаем, что у нее резко снизилась скорость ходьбы, а пульс после финиша стал значительно выше, чем при поступлении в группу, — 24-26 уд. за 10 с.

      — Любовь Борисовна, сходите к врачу и проверьте основной обмен — у вас что-то не в порядке.

      — Уже проверяла, Евгений Григорьевич, не волнуйтесь, все нормально.

      Вскоре Терехова уехала в санаторий и принимала там курс радоновых ванн, после чего ее состояние резко ухудшилось и появился диагноз, которого раньше не было, — тиреотоксикоз. В течение года Любовь Борисовна находилась на амбулаторном лечении, после чего вновь вернулась в группу и продолжила занятия бегом. Обострений болезни больше, не наблюдалось, и она успешно продолжала заниматься.

      Залог успеха в постепенности увеличения тренировочных нагрузок. Только этим можно объяснить победу над тяжелой болезнью Н.Н. Шашенковой, 56 лет, проявившей стойкость, терпение и упорство. Надежда Николаевна — стройная, симпатичная женщина с легким румянцем на лице. Она полна энергии, кипучей деятельности, работает медицинской сестрой в госпитале, нянчит внуков, занимается общественной работой и пропагандой оздоровительного бега, с удовольствием ездит на соревнования ветеранов. Никому и в голову не придет назвать ее бабушкой. 20 км каждое воскресенье, призовые места на всесоюзных пробегах, награды на областной конкурсе "Лыжня зовет". А что в прошлом? 10 лет назад она перенесла тяжелый ревматизм с приступами паросизмальной тахикардии, месяцами лежала в больнице, на всю жизнь сохранилась недостаточность митрального клапана. Плюс язвенная болезнь 12-перстной кишки и пояснично-крестцовый радикулит. После выписки из больницы Надежда Николаевна очень осторожно начала заниматься лечебной физкультурой, а когда окрепла, добавила длительные лыжные прогулки зимой и много ходила пешком летом. Нагрузки повышала очень постепенно. К нам она пришла весной 1980 г., как только узнала об организации "Надежды", уже в хорошем состоянии и начала быстро прогрессировать. Интересно, что лечащий врач Надежды Николаевны предостерегала ее от занятий бегом, но пример бывшей пациентки настолько ее вдохновил, что она сама приступила к беговым тренировкам, Итак, болезни удалось победить. Вместе с другими членами клуба она 8 января 1984 г. побывала в гостях у новгородского "Кентавра", где стала серебряным призером на дистанции 20 км с результатом 1 час 47 мин. 02 с...

      Были у нас и другие серьезные успехи. У восьми больных язвенной болезнью желудка и 12-перстной кишки наступила стойкая ремиссия, два человека избавились от хронического алкоголизма, с которым не могли справиться врачи. Толя Бочаров "убежал" от инфекционного полиартрита — он прошел настоящую школу мужества. Несмотря на все прогнозы, ему удалось все-таки выкарабкаться из острого периода, и Толя, распухший от гормональной терапии, с большим трудом буквально выполз из больницы. В санатории его обучили методике лечебной физкультуры при полиартритах — до тысячи движений ежедневно во всех суставах. А как их выполнять, эти движения, если все тело горит, как раскаленное? Но Толя делал... И через год после выписки из больницы, весной 1970 г., приковылял, уже без палочки, в наш клуб "Мы — мужчины". Он начал ходить вместе с нами. Мы бежали, а он шел рядом спортивной ходьбой. Это для него не слишком сложно, так как мы бежали медленно, а Толя — в недалеком прошлом лыжник-перворазрядник. Вот только ноги... Но он скрипит зубами и идет. Финиширует вместе с нами. И вот через 12 лет после начала занятий пробегает вместе со всеми 30 км по трассе "Марафон".

      — "Убежал" все-таки от своей болезни, — смущенно улыбается Толя. Почти забыты страшные слова "прогнозис пессима...". Ну что же, вот и на нашей улице праздник. Хочется только, чтобы их было как можно больше.

      Хотелось бы рассказать еще об исключительном случае. При хронических заболеваниях почек бег запрещен, поскольку во время нагрузки наблюдается "рабочая гиперемия" — расширение сосудов и увеличение кровотока в работающих мышцах с одновременным спазмом артерий и падением притока крови к неработающим во время бега органам — кишечнику и почкам. Так, например, в состоянии покоя через сосуды скелетных мышц и почек проходит одинаковое количество крови — примерно 1 л крови в 1 мин., а при предельных беговых нагрузках мышечный кровоток увеличивается до 22 л, а почечный падает до 0,25 л в 1 мин. В результате этого почечная ткань страдает от недостатка кислорода — гипоксии, — что, в свою очередь, приводит к нарушению функции почек и появлению в ряде случаев (у марафонцев, например) в моче белка и эритроцитов. Вот почему при заболеваниях почек бег не может быть рекомендован.

      Однажды к нам в клуб пришёл молодой парень, физически прекрасно развитый, но я сразу же обратил внимание на небольшую отечность под глазами.

      — В чем дело, Валера, что это такое?

      Валерий Киселев не стал "темнить" и сразу же подробно рассказал, ,что полтора года назад перенес ангину, которая дала осложнение на почки и он больше месяца пролежал в больнице с диагнозом "пиелонефрит". После этого дважды было обострение — весной и осенью, и он опять лечился в стационаре теперь уже с приставкой к диагнозу "хронический".

      Вскоре после последней госпитализации он начал самостоятельно бегать и к моменту прихода, в клуб имел беговой стаж около года.

      — Валерий, с твоим заболеванием нельзя бегать — могут отказать почки.

      — Но я бегаю уже больше года и чувствую себя значительно лучше, И отеки под глазами стали меньше. Вижу, что бег мне на пользу.

      Конечно, в клуб мы его не приняли. Во врачебно-физкультурном диспансере это решение одобрили — с таким диагнозом бегать нельзя. Но Валерий на все запреты махнул рукой. И — каждое воскресенье приезжал на нашу базу в Красный бор и бегал с женщинами (мужчин я строго предупредил, чтобы его с собой не брали) по 10-13 км со скоростью 6 мин. на километр. Дома он бегал самостоятельно по 4-5 км три-четыре раза в неделю. Подтверждая свою решимость продолжать занятия, он регулярно приносил анализы мочи, которые делал до и после воскресного бега. Действительно, анализы были нормальными — ни белка, ни цилиндров, ни эритроцитов, только солей много. В стационаре он прошел специальное обследование, которое показало, что функция почек не нарушена. А Валерий тем временем стремительно прогрессировал. Он уже бегал с мужчинами, порой обгоняя их. Остановить его было невозможно. Через год после прихода в клуб и два года с начала самостоятельных занятий он дважды в месяц пробегал по 30 — 35 км. Я старался на все это по возможности закрывать глаза. И вот настал день, когда он одолел марафон — один раз, второй, третий... Теперь моя страусиная политика была бесполезна. И мы снова пришли с ним в диспансер со всеми анализами— до и после марафонских забегов. С выпиской из стационара и с последним заключением о нормальной функции почек. Долго сидели втроем — Валерий, я и Тамара Александровна Мазурина, врач диспансера, прикрепленный к нашему клубу.

      — Старый диагноз нужно подвергнуть сомнению, — решила, наконец, Тамара Александровна.

      И Киселев поехал с нами на Московский международный марафон мира, а потом на пробег памяти академика С.П. Королева. Обострений болезни больше не наблюдалось. Интересную версию своего выздоровления предложил сам Валерий:

      — Во время бега интенсивно работают потовые железы, а почки отдыхают. Чем больше я бегаю, тем больше отдыхают почки.

      И он довел недельный объем бега до 80 км. Однако это верно лишь для быстрого спортивного бега. А вот медленный, оздоровительный бег со скоростью не больше 10 км в час так же, как и быстрая ходьба действительно может усиливать почечный кpoвoтoк и улучшать фильтационную способность почек за счет стимуляции центрального кровообращения и повышения давления в капиллярах почки.

      Я до сих пор не знаю, как трактовать этот случай — как врачебную ошибку или же как целебную силу бега, Понимаю только, что изучением феномена бега необходимо заниматься глубоко и серьезно. И не кустарно, а в крупных специализированных медицинских центрах. И тогда подобных курьезов будет гораздо меньше. Не всем, конечно, трусца давалась с таким трудом. Те, у кого не было существенных отклонений в состоянии здоровья, совершенствовали свое мастерство значительно быстрее. Вот, например, Валентина Туралина (32 года) и Лидия Рябинкова (36 лет) через год после начала занятий легко пробегали с мужчинами "десятку", а два года спустя успешно стартовали на 20-километровой дистанции на всесоюзных пробегах.

      Евгений Свободин, 34 лет, инженер, весил 106 кг при росте 176 см. Начал тренировку с ежедневного бега в темпе 7 мин — 1 км в течение 15-20 мин. Через 6 месяцев он преодолевал 10 км за 50 мин, а спустя год приступил к марафонской тренировке и, несмотря на все предостережения, через полтора года специализированной подготовки (!) пробежал Московский марафон за 3 часа 26 мин, а всего через три месяца после этого — Московский международный марафон мира — за 3 часа 14 мин. В начале своих занятий бегом Евгений перенес воспаление надкостницы большеберцовой кости, от которого быстро избавился благодаря небольшому отдыху и курсу физиопроцедур. Сейчас он тренируется 5 раз в неделю, преодолевая до 80 км. Весит теперь 76 кг. Бег дал Свободину не только здоровье, но и стал делом его жизни. Он поступил на заочное отделение института физической культуры и начал работать тренером одной из групп подготовки нашей "Надежды". Он тоже выбрал бег.

      Увы, таких у нас немного. Пока к нам идут в основном люди, которые поняли, что не могут рассчитывать на радикальную помощь медицины. Здоровые же ждут, пока не "грянет гром". А ведь всех тех барьеров, с которыми порой

      приходится столкнуться приверженцу оздоровительного бега, легко можно было бы избежать, начав тренировку в более молодом возрасте, не дожидаясь, пока наберется целый "букет" болезней. Молодым и здоровым не грозит ни одна из описанных мною неприятностей. И врач им пока, к счастью, не нужен. Необходимо лишь соблюдать основные принципы тренировки и не терять чувства меры — вот и все, что нужно для достижения крепкого здоровья. Поэтому, дорогие читатели, начинайте занятия как можно раньше, не теряя ни одного драгоценного дня, — и все будет гораздо проще!