Глава 1 ЦЕЛЬ. БЕРЕМ КУРС НА МАРАФОН.

В 1897 г. пятнадцать бегунов вышли на старт, чтобы пробежать 24 мили (Миля — 1, 609 км; Ярд — 91, 4 см), отделявшие их от Бостона.




 

В 1897 г. пятнадцать бегунов вышли на старт, чтобы пробежать 24 мили (Миля — 1, 609 км; Ярд — 91, 4 см), отделявшие их от Бостона. Это был второй марафонский забег на американской земле. В 1964 г. число участников марафона возросло до 301, а 15 лет спустя не менее 4200 официально зарегистрированных бегунов стартовало в Хопкинтоне, несмотря на введение новых квалификационных норм. За последние же годы в Америке произошел настоящий «марафонский взрыв».

Марафонский бег не так уж стар. Беговая дистанция марафона была учреждена одновременно с возрождением олимпийских игр в 1896 г. в Афинах (Греция), хотя эта разновидность бега не входила в программу древних олимпийских игр. Откуда же происходит само понятие «марафонский бег»? Согласно преданию, в 490 г. до н. э. греческий воин Фидиппид пробежал 23 мили, отделявшие Марафонскую равнину от Афин, с тем, чтобы возвестить о победе над персами. Наиболее романтические источники свидетельствуют, что за несколько дней до этого он преодолел не одну сотню миль, и потому, воскликнув: «Ликуйте! Мы побеждаем!», воин упал замертво.

В 1896 г. длина дистанции в этой новой олимпийской дисциплине равнялась приблизительно 24 милям 1500 ярдам, а в Париже (1900 г.) она была доведена до 40 км, что было вполне логично. В Сент-Луисе (1904 г.) расстояние осталось таким же, однако уже на Играх в Лондоне в 1908 г. спортсмены бежали 26 миль 385 ярдов. В Стокгольме (1912 г.) длина марафонской дистанции была равна 24 милям 1725 ярдам, в Антверпене (1920 г.) — 26 милям 990 ярдам, а на Парижской олимпиаде (1924 г.) была установлена стандартная длина марафона, равная лондонской — 26 миль 385 ярдов. Единственной причиной установления этой дистанции в Лондоне было желание устроителей соревнований угодить королевской семье, один из членов которой, будучи тяжело больным, изъявил желание посмотреть, как стартуют марафонцы. Так уж получилось, что Виндзорский замок находился в 26 милях 385 ярдах от финиша... С тех пор все новые и новые поколения спортсменов бегут эти две дополнительные мили во славу Британского королевства.

Отметим, что даже 24 мили — вполне серьезный экзамен, поскольку физическая и психологическая нагрузка в марафонском беге весьма велика. Такая дистанция чрезмерно трудна для человека, недостаточно подготовленного. Ни одно печатное выступление на эту тему не обходится без упоминания о суровых условиях, в которых проходят соревнования по марафонскому бегу, а также о легендарных физических качествах спортсменов, сумевших благополучно преодолеть такую дистанцию. Все это способствовало тому, что публика стала воспринимать марафон как испытание высшей сложности.

Помнится, в детстве марафонский бег казался нам недосягаемым. «Только супермены бегают марафон и терпеливо переносят страдания, обладая непомерным тщеславием» — так думали мы тогда. По этой причине мы оставили марафон для тех, кто от рождения имел к нему способности.

В любой книге по истории марафонского бега вы найдете, по крайней мере, два классических эпизода. Первый восходит к 1908 г., когда на Олимпиаде в Лондоне итальянский пекарь Дорандо Пьетри вбежал на дорожку стадиона в состоянии, близком к шоковому и после того, как ему указали направление, в котором следовало бежать, он упал. Итальянец был дисквалифицирован, а победа присуждена американскому бегуну, пришедшему вторым. Другой случай произошел в 1952 г. на Олимпийских играх в Хельсинки. Тогда Эмиль Затопек, участвуя в своем первом марафоне, бежал за английским чемпионом Джимом Петерсом, который лидировал на протяжении почти всей дистанции, а за две мили до финиша рухнул в изнеможении.

Спортсмены прошлого не были готовы к марафону. Они мало знали о реакции организма на стрессовую ситуацию и совсем мало о том, как следует проводить тренировки. По современным представлениям, они бегали немного. В начале века американские спортсмены ввели бег на короткие дистанции по беговой дорожке при подготовке ко всем видам бега, включая марафонский. И только начиная с 1920 г., бегуны, готовясь к соревнованиям, начали чередовать медленный и быстрый бег. Этот метод оставался основным и в последующие 30 лет. Даже Затопек тренировался в изнурительном, поразительно однообразном режиме с использованием бега на длинные дистанции.

В конце 40-х годов немецкий спортсмен Эрнст ван Аакен, а позднее Перси Черутти из Австралии, впервые ввел в программу тренировок медленный бег на длинные дистанции. Новозеландец Артур Лидьярд усовершенствовал в конце 50-х годов систему тренировки, основанную на чередовании «тяжелых» дней, включающих бег на длинные дистанции, и «легких»; этого режима тренировки придерживается в той или иной форме большинство спортсменов и в наши дни (см. подробнее об этом в главе 2).

Освоение новых методов тренировки, усовершенствование спортивного инвентаря (в частности, беговой обуви), а также разработка теоретических основ диеты и физиологии бега способствовали значительному улучшению спортивных показателей. В 1904 г. Томас Хикс стал победителем марафона в Сент-Луисе (тогда дистанция забега превышала 40 км), показав время 3:28.53, а в 1976 г. в Монреале Вальдемар Цирпински пришел к финишу на 1 час 19 мин раньше, преодолев при этом на 2195 м больше, чем призер Сент-Луиса.

Олимпийские марафонские забеги наиболее интересны и увлекательны, хотя спортсмены, участвующие в них, не всегда показывают лучшее время. Бегуны оспаривают три первых места, т.е. соревнуются за получение медалей. Жаль, что бегун, занявший четвертое место, не получает награды, даже если он и показал превосходное время. В 1952 г. Затопек, победив в первом марафоне, завоевал свою третью золотую медаль на олимпийских играх.

Позднее мир заговорил об Абебе Бикиле, худощавом и хрупком спортсмене из Эфиопии, который бегал босиком и спустя две олимпиады улучшил рекорд Затопека на целых 8 минут (рекорд Бикилы — 2:15.17). Через 4 года в Токио Бикила установил новый рекорд — 2:12.12. Он стартовал в туфлях, а потом сбросил их и продолжал бежать босиком. В расцвете славы спортсмена постигла жестокая неудача — он попал в автомобильную катастрофу. Победителем на Олимпиаде в Мехико стал его соотечественник Мамо Волде; в Мюнхене он пришел к финишу третьим.

Фрэнку Шортеру победа в Мюнхене досталась легко. Он показал почти рекордное время, всего на 8 сек отстающее от токийского результата Бикилы. В Монреале он побил рекорд Бикилы на 2 мин, однако финишировал на целых 50 сек позднее победителя, спортсмена из ГДР Вальдемара Цирпинского (2:09.55). Динамика олимпийских рекордов более чем за 80-летнюю историю марафонского бега показана на рис. 1.

После олимпийских игр Бостонский марафон — самый представительный. Соревнования в Бостоне — это серьезное испытание для многих превосходных бегунов. Состязания здесь проводятся ежегодно. Несмотря на то, что Бостонский марафон всегда пользовался огромной популярностью и привлекал к себе лучших бегунов международного класса, ни один из олимпийских чемпионов не одержал в нем победы. Троим из них удалось занять 2-е место. Это были Хикс (1904 г), Хэйес (1908 г.) и Стенрус (1926 г.). Бикила оказался всего лишь на 5-м месте в 1963 г, а Мамо Волде в том же забеге финишировал двенадцатым. Шортер занял 20-е место (1978 г), после триумфа в Мюнхене, где он завоевал золотую медаль.

В США проходят и другие традиционные соревнования по марафонскому бегу, некоторые из них получили широкую известность и за последние несколько лет собирали участников больше, чем Бостонский марафон. Марафон в Гонолулу, который является одним из наиболее значительных, поскольку на нем было установлено два рекорда — самое хорошее и самое плохое время марафона, — занимает 2-е место. Другой традиционный марафон возник совсем недавно в Чикаго и получил название Мэйор Дейли, в 1977 г. он стал четвертым по количеству пришедших к финишу бегунов — 2131 человек. Обычно по тем или иным причинам дистанцию покидает около 15—20% от общего количества участников. В забеге Мэйор Дейли был поставлен своеобразный рекорд мира — около 60% бегунов не финишировали. Подобной статистикой вряд ли можно гордиться. И, напротив, в Бостоне в эту категорию попали всего 5% бегунов (кстати, там были введены квалификационные нормы), хотя в этом марафоне отмечались результаты, превышающие 4 часа. Бостонский марафон по праву считается самым увлекательным.

За последние годы возник целый ряд новых марафонов, регулярно организуемых в США. Армия марафонцев пополняется. Ежегодно проводится свыше 200 марафонских забегов, а сколько людей бегает просто так в свои выходные дни!

Вызывает удивление не столько само участие в соревнованиях, сколько самоотверженность спортсмена, проявляемая в процессе тренировки. Лучи солнца едва начинают проникать в спальню, когда бегун пробуждается от резкого звонка будильника. Он надевает шорты, спортивную майку, свои любимые поношенные кеды и выходит навстречу утру.

Беговой «бум» начался в 1967—1968 гг., когда были опубликованы работы Билла Боуэрмана и Кеннета Купера. Бег стал заслуживающим уважения занятием. Купер утверждал, что физическая подготовленность человека может быть измерена благодаря аэробике — системе подсчета очков, учитывающей объем нагрузки на сердце и легкие бегуна. Он также доказывал возможность определения степени воздействия на организм человека таких видов спорта, как бег, плавание, велосипедный спорт, и менее «выгодных» — тенниса и гольфа. Однако если бы мы следовали рекомендациям Купера и приняли сбалансированную программу физических упражнений, способствующих улучшению физической подготовленности, нам бы пришлось придерживаться своего рода диеты в отношении регулярной физической нагрузки, т. е. бегать не более двух миль 4 или 5 раз в неделю. Естественно, мы не могли так поступить Огромное число людей, готовясь к марафону, пробегает гораздо больше, 60—100 миль в неделю. Но что же является мотивацией для человека, просыпающегося на рассвете и сразу же вступающего в борьбу за достижение цели — 26 миль 385 ярдов?

Интересны исследования, проведенные в Гарварде с целью выяснить, что произошло с выпускниками университета за последние 50 лет, а также по их состоянию здоровья установить, существует ли зависимость между сердечными заболеваниями и физическими упражнениями. Результаты исследований оказались поразительными. Было установлено существование порога физической активности. Вывод, к которому пришли ученые, был следующим если уровень физической активности ниже этого порога, то происходит ослабление сопротивляемости организма к сердечным заболеваниям. В том случае, если уровень физической активности его превышает, вероятность возникновения сердечных заболеваний у человека значительно снижается. Этот уровень соответствует такой физической нагрузке, которая требует от человека энергозатрат в 2000 калорий, что эквивалентно бегу на 20 миль. А это несколько больше, чем рекомендовал Купер для достижения хорошей физической подготовленности.

Доктор Томас Басслер, калифорнийский патолог, утверждает, что ни один из бегунов, пробежавших марафонскую дистанцию менее чем за 4 часа, не страдает сердечными заболеваниями. Подобные обнадеживающие заявления могут быть подвергнуты критике со стороны более осторожных авторитетов в области медицины Справедливо то, что марафонский бег сам по себе не создает иммунитета. Дело здесь в другом: марафонец ведет здоровый образ жизни, обычно регулярно тренируется, не курит, хорошо спит и чрезвычайно заботливо относится к своему телу. Как правило, он соблюдает диету, включающую свежие фрукты и овощи, употребляет пищу с пониженным содержанием жиров (с особой осторожностью он относится к мясу). Целый ряд исследований показал, что курение, переедание (в частности, потребление большого количества жиров), гиподинамия оказывают губительное воздействие на организм человека. Только устранение всех этих отрицательных факторов приводит к увеличению продолжительности человеческой жизни.

Среди любителей бега можно встретить людей, увлекшихся марафоном в надежде предохранить себя от сердечных заболеваний, и тех, кто обратился к регулярным физическим упражнениям в результате перенесенного ими сердечного инфаркта. Все это можно рассматривать как мотивацию для занятий марафонским бегом. Однако дать исчерпывающую оценку мотивации нелегко.

Марафон — испытание, требующее выносливости. Тем не менее, его с успехом преодолевают даже пожилые бегуны. Марафон стал тем видом спорта, где возраст не является для человека препятствием.

Личные мотивации проявляются на более поздних этапах. На наш взгляд, марафон — это источник удовлетворения, помогающий человеку найти себя. Мы ставим самих себя в такие условия, в которых нам никто не может помочь и остается рассчитывать только на свою целеустремленность, находчивость и силу Мы ведем борьбу на пределе наших возможностей, что в современном мире случается не каждый день. Во время марафона мы все — соперники, но главное состязание развертывается внутри нас.

Какой бы ни была ваша мотивация, какими бы смутными и подсознательными ни были причины, побуждающие вас бегать, непременным условием успешного завершения марафонской дистанции остается вера в возможности человека.