ГЛАВА XV НАДЕЖНЫЙ СПОСОБ ПОХУДЕТЬ






Как правило, два момента побуждают людей к за­нятиям оздоровительным бегом — болезни и чрезмерная полнота, что, впрочем, тоже чаще всего сопряжено с бо­лезнями. Статистика показывает: 45 процентов населе­ния страны имеют избыточный вес, 23 процента взрос­лых страдают ожирением. То есть почти каждый четвер­тый взрослый человек, особенно среди женщин, был бы не прочь избавиться от лишнего веса. Вот почему, в ка­кую бы компанию, восседающую за щедрым столом, вы ни попали, почти обязательно настанет момент (обычно перед подачей торта домашней выпечки), когда кто-ни­будь затеет разговор о настоятельной необходимости худеть.

 

И, безусловно, за столом обязательно коснутся во­просов вегетарианства, сыроедения и раздельного пита­ния и детально обсудят ценность некоторых продуктов: скажем, проращенных зерен пшеницы. Не будет, пола­гаю, оставлен без внимания феномен голодания — 24- и 32-часового, а так же методы искусственного очищения желудка на ночь...

Все эти теории, веяния, диеты будут выдаваться за современнейшие достижения человеческой мысли. Но са­мое смешное состоит в том, что данные «новации» ухо­дят корнями в весьма далекое прошлое. Еще, например, в начале века известный специалист по питанию Гер­берт Шелтон утверждал, что избавление человечества от болезней и преждевременного старения лежит в сы­роедении и в полном отказе от потребления пищи жи­вотного происхождения.

Обосновывая свои взгляды с точки зрения эволюции, Шелтон настаивал на том, что человек в изначале сво­ем был существом плодоядным: собирал себе корешки, орешки, ягодки. И даже позже, когда научился ловить и убивать, все равно употреблял не мясо мамонта в чер- носливовом соусе, запивая трапезу сухим вином, а про­сто ел мясо. Затем, отоспавшись, находил дерево сливы и ел только сливы. То есть питался, как говорится, ис­ключительно раздельно, не смешивая в одну кучу белки, жиры и углеводы, что характерно для современной кух­ни и, опять-таки, по уверениям Шелтона, ведет к мед­ленному отравлению организма гнилостными продукта­ми из кишечника.

Очень жаль, что наша наука о питании до сих пор не проверила досконально многие положения Шелтона. Хотя бы для того, чтобы решительно отмести их. Но, мо­жет быть, бутерброд с колбасой действительйо не что иное, как гастрономический нонсенс, ибо хлеб — в ос­новном углеводы, а колбаса, главным образом, белки и жиры... Но как бы то ни было, никто на сегодняшний день не доказал, что истые вегетарианцы, равно как и сыроеды, сильнее, умнее, здоровее, талантливее простых смертных и живут к тому же дольше. Более того, я знаю некоторых поборников вегетарианской кухни, у которых это «хобби» отбирает все время, все силы и все помыс­лы: они с утра до вечера мечутся в поисках достойных «чистых» продуктов, без устали что-то протирают, про­цеживают, проворачивают, выжимают.

 

Наверное, придет время, когда люди перестанут унич­тожать «меньших братьев наших» ради добычи вырезки или отбивных. Всю суточную потребность человека в белках будут удовлетворять одна или несколько табле­ток. Но пока этого не произошло, ряды людей, страдаю­щих избыточным весом, особенно в развитых странах, несмотря на обращение ко всем перечисленным выше якобы новомодным средствам, продолжают расти, ибо большинство из нас, отдаваясь во власть вкусовым ощу­щениям и привычкам, употребляет пищи больше, чем нужно, а двигается все меньше и меньше.

Иронические стрелы, выпущенные в адрес вегетари­анцев, сыроедов и поборников чудодейственных диет, вовсе не означают, что автор категорически против. Ло­гика подсказывает, что, конечно же, целесообразнее не­которые овощи, ягоды и фрукты употреблять сырыми, дабы полностью сохранить биологическую активность содержащихся в них веществ. И, наверное, после сорока лет, а может быть, и раньше следует постепенно увели­чивать в рационе количество растительной пищи, сокра­тив потребление жиров животного происхождения, са­хара, соли. Но в любом случае главное, что необходимо сделать, если вы страдаете избыточным весом,— это про­сто меньше есть и больше двигаться.

— Простите,— возразит некий оппонент,— но я вооб­ще три месяца почти ничего не ел. Сидел на жесточай­шей диете. Вес в конце концов снизился до нормы. Я снова почувствовал себя человеком. Но стоило мне вернуться к обычному образу жизни — не изнурять же себя диетами вечно,— как все возвратилось на круги своя: я довольно легко и быстро набрал прежние кило­граммы, которые так мучительно и трудно терял.

Что ж, ничего удивительного с нашим оппонентом не произошло. Он просто разделил участь многих, кто пытается добиться успеха в борьбе с лишними килограм­мами, прибегая только к голодным диетам, ибо это все­го-навсего полумера. Вторая же составная успеха и едва ли не главная заключается в большой по объему физи­ческой нагрузке. Причем бег и ходьба здесь опять-таки лучшие средства.

Внешне формула борьбы с ожирением выглядит, ка­залось бы, просто — сжигать энергии больше, чем полу­чаешь с пищей. Но на практике все обстоит несколько сложнее. Вспомните-ка, сколько раз приходилось вам выслушивать горестные сетования толстяков: «Я почти ничего не ем, но не худею!» Толстяков в таких случаях стараются уличить во лжи. Но вся беда заключается в том, что они, как правило, не врут. Действительно, до­стигнув определенной стадии ожирения, ^согда вес пре­высит нормальный килограммов эдак на 15—20, толстый человек может есть не больше, нежели худощавый сча­стливчик, но, представьте, все равно оставаться тол­стым.

Жировые депо в таких случаях словно помещаются за семью замками. Жировые клетки, призванные акку­мулировать энергию и выдавать ее по первому требова­нию, не очень-то спешат реагировать на команды, и ор­ганизм добывает энергию за счет тощих тканей. Я знал одного поклонника трусцы, который решил сначала из­бавиться от ожирения, прибегнув к диетам и голодани­ям. Он довел себя чуть ли не до дистрофии, но по-преж­нему оставался толстым. Только включив в программу занятий медленный длительный бег, мой знакомый, на­конец, добился того, чего и хотел.

«В чем дело?» — спросите вы. А в том, что растеп­ление жировых клеток (процесс этот называется липо- лнзом) идет при участии специального гормона — сома- тотропина, содержание которого регулируется гипофи­зом. При мышечной работе количество гормона в крови увеличивается, и процесс липолиза активизируется. Бег вовлекает в работу крупные группы мышц и причем на длительный срок. Это один из факторов. Другой заклю­чается в том, что в результате медленного, продолжи­тельного— до часа и более — бега значительно снижает­ся аппетит. Более того, практика показывает, что бегаю­щие постепенно начинают весьма избирательно подхо­дить к употребляемым в пищу продуктам, оставляя в меню лишь то, что действительно необходимо организму.

Безусловно, я осветил проблему примитивно и лишь в общих чертах. Но мы установили главное: диеты и голодание не приведут вас к решительному успеху в борьбе с лишними килограммами. Есть только один на­дежный способ похудеть — двигаться, двигаться и еще раз двигаться.

В конце 1982 года я получил любопытнейшее письмо. Прислал его 49-летний инженер-конструктор из Днепро­петровска Владлен Федосеевич Сафронков. Собственно, текста почти не было. Две фотографии паспортного об­разца, наклеенные на белый листок бумаги. Под фо­тографиями значились даты: январь 1979 года и сен­тябрь 1982 года. Под январской фотографией стояли следующие данные: вес—113 кг, пульс 84 удара в ми­нуту, гипертония. Под сентябрьской: вес — 68 кг, пульс 52 удара в минуту, о гипертонии уже не упоминалось. Фотографии, конечно же, разительно отличались друг от друга. И все же сомнений не оставалось: они при­надлежали одному лицу, то есть Сафроикову, который, судя по приведенным данным, за три года сбросил 45 килограммов.

Я написал Сафроикову ответное письмо с просьбой поподробнее изложить суть своего эксперимента и вскоре получил довольно пространный ответ, который лишний раз подтверждает все то, что было сказано о надежней­шем способе борьбы с ожирением выше.

Владлен Федосеевич действительно сбросил 45 кило­граммов. Но не за три года, а за шесть месяцев! Он никогда прежде не занимался ни спортом, ни физиче­ской культурой. Был расположен к полноте. К 45 годам при росте 168 см достиг чудовищного веса—113 кг. Постоянно таскать на плечах чуть ли не самого себя! Стоит ли рассказывать о том, что Сафронков при этом испытывал? Одышка, вечная усталость, подавленное на­строение, головные боли, гипертония, вегето-сосудистая листания... Ничего хорошего и никаких перспектив на будущее.

Именно бесперспективность такого существования и сыграла главную роль в решении — надо, нет, необхо­димо что-то делать. Подтолкнули же к действию и по­могли выбрать направленность книги Гилмора и Амо­сова. Правда, оставалось еще выяснить характер ожире­ния. Пошел к врачу. Тот без особого труда установил! эндокринных нарушений нет, характер ожирения самый банальный — просто на протяжении многих лет Владлен Федосеевич получал энергии значительно больше, неже­ли тратил.

 

Сафронков скептически относился к различным дие­там и на первых порах в качестве главной меры решил лишь ограничить рацион до 1100—1300 калорий в день. Разумеется, это сказать легко —решил ограничить. Не­стерпимо хотелось есть, и для восполнения объема пи­щи Сафронков жевал капусту и яблоки. За месяц (фев­раль 1979 года) он похудел на 14 килограммов и вот тогда-то почувствовал, что слабеет. Сафронков читал специальную литературу, представлял механизм ожире­ния, знал о коварстве жировых клеток, поэтому он сра- 8у же понял — необходима физическая нагрузка. Взялся sa гантели, за резину, использовал бег на месте, ходьбу, выполнял гимнастические упражнения по рекомендаци­ям Амосова, с удивлением отмечая при этом довольно быстрый рост тренированности. Так, если первые дни он лежа на спине с трудом поднимал прямые ноги 10 раз, то через месяц без особого труда довел число подъемов до 100 раз.

Наконец, настал и день, когда Сафронков решился выйти на первую пробежку. Дистанцию 2,5 км он одо­лел за 20 минут и с тех пор стал бегать постоянно, уве­личивая не только дистанцию, но и скорость бега. Сей­час его недельная нагрузка составляет 60—70 км. Под­нимается он очень рано — в 4 часа утра. Зарядка, бег со скоростью примерно 12 км в час. Ежедневная норма — 10—18 км, в воскресные дни дистанция увеличивается до 24—32 км. В теплое время года бег иногда заменяет долгая велосипедная прогулка.

Владлен Федосеевич приводит такие данные: за 7 ме­сяцев 1979 года он пробежал 1035 км, за 1980-й — 2449, за 1981-й —2650, за 1982-й — 3134... В конце июня 1979 года он встал на весы — стрелка замерла на отметке 68 кг. Вот, собственно, и вся история. Я привел ее вовсе не как редчайшее исключение из правил. Конечно же, Сафронков избавлялся от лишнего веса слишком быстро, эксперимент его мог окончиться и не столь благополуч­но. Спешить не следует. Среди писем, которые я храню, масса свидетельств того, что люди за 2—3 года сбрасы­вают до 20 килограммов, и это, наверное, нормальный темп. Но пример Сафронкова, как и Ольги Ленгель (помните, из зеленоградского клуба бега «Здоровье»), красноречиво говорит о том, что нет той точки отсчета, когда борьбу за собственное здоровье начинать было бы поздно. Нужны воля, настойчивость и твердая решимость добиться успеха.