ГЛАВА IX МИНИСТР ГОЛОСУЕТ «ЗА»






Нетрудно предположить, что уже первые главы кни­ги—история Тимофея Григорьевича Шабаля, рассказ писателя Владимира Черкасова, письма и свидетельст­ва поклонников трусцы вызвали у вас неодолимое же­лание заняться бегом.

 

Впрочем, только ли главы из книги? Число людей, взявших на вооружение в борьбе за здоровье медлен­ный бег, стремительно растет изо дня в день. В иных городах парки, лесопарковые зоны, уютные набережные напоминают по утрам стадионы в часы «пик» — столь значительно увеличилась армия самодеятельных физ­культурников. Уже один только вид этих жизнерадост­ных общительных людей, презревших возраст и болезни, вызывает у вас легкую зависть, и, проходя мимо, вы убеждаете себя в том, что вот завтра обязательно про­снетесь на час раньше («Нужно будет завести будиль­ник»,—думаете вы) и присоединитесь к этой пестро одетой, разношерстной утренней братии, излучающей здоровье, оптимизм и моложавость.

«Ничего, завтра утром и я тряхну стариной,— под­бадриваете вы себя, заранее предвкушая ощущение при­ятной истомы в соскучившихся по физическим упражне­ниям мышцах.— Обязательно тряхну! Сделаю энергич­ную гимнастику, как когда-то, пробегу километр-дру­гой... Бегал же я 25 лет назад!»

Впрочем, стоп! При мысли о беге вы вдруг вспоми­наете о том, что недавно во время диспансеризации врач обнаружил у вас довольно высокое артериальное дав­ление, а вы об этом и не подозревали. Подумаешь, по­баливала иногда голова... «Л может быть, мне нельзя бегать...»—закрадывается сомнение. И вы уже подумы­ваете о своем плане на завтра с некоторым опасением, заранее готовя отступление в форме компромиссного решения: «Л не посоветоваться ли мне прежде с вра­чом?»

Вот тут-то совершенно непроизвольно мы и сталки­ваемся с проблемой взаимоотношений между оздорови­тельным бегом и медициной. Лет 10—12 назад это «столкновение» отнюдь не всегда доставляло жаждущим приобщиться к бегу удовольствие. (Помните, мы уже отчасти обсуждали эту проблему.) В ту пору девиз эн­тузиастов: «Бегом от инфаркта!» — массой рядовых вра­чей воспринимался, скорее, как: «Бегом... к инфаркту!»

Однако по мере того, как накапливались факты, сви­детельствующие о профилактических и лечебных свой­ствах трусцы, по мере осмысления врачами этих фак­тов менялось и отношение к оздоровительному бегу офи­циальной медицины.

Однажды в Минске мне довелось беседовать с чле- ном-корреспондентом Академии наук БССР Николаем Ивановичем Ариичииым — медиком, известным в стране своими работами в области физиологии и патофизиоло-1 гии кровообращения.                                                                         

— Представляете,— говорил мне Аринчин, неутоми­мый пропагандист оздоровительного бега и ходьбы,— в стране создан Всесоюзный кардиологический центр — со-] лидное научно-исследовательское и лечебное учрежде-] нне. Подобные центры организованы во всех союзных] республиках. В Белоруссии, например, центр существуй ет более десяти лет. Но количество сердечно-сосудисты л заболеваний и число случаев смерти от них не идут на] хбыль... Да дело не только в сердечно-сосудистых неду­гах. Чем больше мы лечим, чем больше открываем боль­ниц, мест в стационарах, тем больше и больше появля­ется больных. Чтобы круто изменить ситуацию, нужны кардинальные профилактические меры, массовое оздо­ровление населения, ибо врачи имеют дело с уже боль­ными людьми. Уже — понимаете? Корни же растущей ( пасности лежат среди здоровых. Именно они нуждают­ся в профилактике, и универсальное средство здесь толь­ко одно — движение: бег, ходьба, велосипед, плавание, туризм. Причем лично я, исходя из многих факторов, от­даю предпочтение оздоровительному бегу и ходьбе. Мы, врачи, должны всемерно пропагандировать эти простые и эффективные физические упражнения».

Особо резкий поворот в отношении медицины к оздо­ровительному бегу наметился буквально в последнее  ремя. 12 сентября газета «Правда» опубликовала ин­тервью с министром здравоохранения СССР Сергеем Петровичем Буренковым.

«Я понимаю,— говорит, отвечая на вопросы коррес­пондента, министр,— что для некоторых врачей оздоро­вительный бег пока является малоизученным и достаточ­но опасным. Пришло время изучить это средство, его общие свойства и особенности индивидуального воздей­ствия. Лучший способ не только изучать литературу и имеющийся опыт, но и начать бегать самому. В первую очередь имеются в виду молодые врачи и студенты мед­вузов. Мы всячески приветствуем врачей, занимающихся оздоровительным бегом и активно использующих бег в своей практике. Речь идет о таких медиках, как III. Ара­сланов из Калуги, Л. Марков из Москвы, Е. Мильнер из Смоленска, и о многих их коллегах. Пора активнее вести разработку методических рекомендаций, распро­странения передового опыта использования оздорови­тельного и лечебного бега, пропаганду этого метода».

Можно было бы привести немало писем читателей, подтверждающих замечание министра в том плане, что для многих врачей оздоровительный бег все еще оста­ется средством «малоизученным и опасным». Отсюда и, вы, до сих пор нередкие случаи запретов, когда за раз­решением бегать к врачам обращаются люди немоло­дые и тем более нездоровые.

Как-то поиск врачей-единомышленников привел ме­ня к доктору медицинских наук, профессору Милию Нн- колаевичу Аничкову — руководителю клиники сосуди­стой хирургии института имени А. В. Вишневского АМН! СССР. Профессор регулярно, почти ежедневно бегает, много ходит, в свои 04 года удивительно подтянут и, крепок, принципиально не пользуется лифтом, хотя ка-! бинет его находится на девятом этаже института. I

Мы обсуждали именно проблему треугольника: боль­ные люди — оздоровительный бег — врачи. Я сетовал на; то, что врачи еще частенько накладывают «вето» на] бег в тех случаях, когда серьезных оснований для запрет та пет. Получив однажды отказ, напуганные предосте­режениями о возможных неприятных последствиях заия-J тпй, «многие из таких пациентов всю жизнь затем не об-j ращаются не только к бегу, но и к любым другим фи-] зическим упражнениям, напрочь исключая собственные] усилия в борьбе за свое здоровье, хотя усилия эти несо­мненно принесли бы пользу.                                                                        

—     Согласен, врачи действительно консервативны,—1 сказал Аничков.— Но что делать — они, как никто другой, представляют цену расплаты за врачебную ошибку! Бег можно сравнить с сильнодействующим лекарством,] с ядом, если хотите. В определенных дозах он, безуслов-1 но, полезен, но в чрезмерных — способен наПести и вред| Правда, «доза» здесь понятие довольно грубое и отме-| ривается не на микронных весах, а колеблется от не-] скольких километров до марафона. Врач, к которому об-l ращается больной, должен отмерить прежде всего дозу! но ему трудно это сделать, ибо он не знаком с таким! лекарством — оздоровительный бег.          

—      Но я располагаю сотнями писем, тысячами, авто! ры которых, занявшись бегом, сумели избавиться от не-1 дугов,— настаивал я.— Вы что, не верите этим пись! мам?

—     Верю,— ответил Аничков.— Но каждое письмо -Ш лишь частный случай. Грипп, к примеру, простая вещш Но один человек переносит его на ногах, а другой -М умирает. В медицине на частных случаях очень опаснЯ строить научную теорию. Нужно накапливать факты, ис! кать обоснования. Конечно, можно только сожалеть Я том, что процесс этот применительно к оздоровительной му бегу идет еще медленно. Но медицина, согласитесИ все же пустилась вдогонку. Все больше врачей приоЛ щаются к бегу. Даже в нашем институте. Сокращаются списки противопоказаний к занятиям трусцой...         

 

Коснувшись с Аничковым списка противопоказаний, 5, 1. помнил другую встречу, с другим известным хирургом — тоже страстным приверженцем оздоровительного бега. Встреча эта состоялась давным-давно, во времена, когда положительное мнение о беге, высказанное вра- 11 м, а тем более знаменитым, воспринималось его кол­легами как чудачество. Говорили мы и о противопока- лниях к занятиям. В руках у меня был длиннейший t мисок таковых, содержащий почти полсотни позиций. Разумеется, список этот почти не оставлял шансов для больного получить разрешение на занятия.

Мой собеседник внимательно просмотрел список, скептически усмехнулся, отложил в сторону и, заговор­щически наклонившись ко мне, произнес: «Хотите, из­ложу вам свое давнее подозрение?» — «Весь внима­ние»,— оветил и. «Так вот, я предполагаю,— продолжил он,—что заниматься трусцой можно почти всем, кому не запрещается ходить. Но, подчеркиваю, это мое подозре­ние. Точными научными данными я, к сожалению, не располагаю...»

Тем не менее известный хирург оказался удивительно прозорлив. Прошло время, и количество противопоказа­ний значительно сократилось. Список, например, абсо­лютных противопоказаний, составленный во ВНИИФКе г секторе врачебного контроля массовой физической г\ Iьтуры, которым руководит доктор медицинских паук В В. Матов, содержит лишь восемь пунктов. Есть и дру- lo.'i список, пожалуй, даже более осторожный, апроби- р'Ф.ппиый американским врачом Кеннетом Купером — аптором известной книги «Новая аэробика».

•Ходьба может быть рекомендована почти всем,— I шлет Купер.— Более напряженные упражнения, такие, к л к бег, строго запрещены людям с одним из следую- Щих заболеваний:

1.    Сердечные заболевания, при которых рекоменду­ется минимальная активность.

2.   Недавние сердечные приступы. Вы должны подо- ж !ать по крайней мере три месяца, прежде чем начать регулярные занятия. Но и потом ваши занятия должен контролировать врач.

3.   Тяжелая сердечная недостаточность как результат ревматического заболевания. Таким больным не следует заниматься даже быстрой ходьбой.

65

4.   Определенные типы врожденного порока сердца,особенно те, при которых во время выполнения упраж­нений наблюдается посинение кожи.

5.    Сердце, гипертрофированное вследствие высокого кровяного давления, или другие типы прогрессирующих сердечных заболеваний.

6.   Тяжелая сердечная аритмия, требующая лечения и постоянного медицинского контроля.

7.   Определенные формы диабета, сопровождающиеся колебаниями — от избытка до недостатка — сахара в крови.

8.   Высокое кровяное давление, устойчивое к терапии.

9.   Чрезмерная полнота. Если ваш вес на 15 кг пре­вышает норму, вы должны избавиться сначала от лиш­него веса, занимаясь ходьбой, и только потом присту­пить к бегу.  *

10.   Некоторые инфекционные заболевания в стадии обострения.

Другие заболевания не препятствуют беговым трени­ровкам, но при этом необходимо соблюдать осторож­ность и заниматься под наблюдением врача. В отличие от перечисленных выше противопоказаний, которые яв­ляются абсолютными, следующие противопоказания но­сят относительный характер.                                                                                                                     

1.    Некоторые инфекционные заболевания в стадии выздоровления или в хронической форме..         

2.   Диабет, контролируемый инсулином.

3.    Недавние внутренние кровотечения (некоторым больным при этом вообще нельзя заниматься).

4.    Заболевание почек, хроническое или острое.

5.   Анемия в стадии излечения, но еще не ликвидиро­ванная.

6.   Острое или хроническое воспаление легких, даю щее одышку даже при легких упражнениях.

7.    Повышенное кровяное давление, которое при ле чении может снизиться только до 150/90.

8.   Облитерирующий эндартериит, причиняющий бол при ходьбе.

9.    Артрит тазобедренного, коленного, голеностопног суставов и суставов стопы, контролируемый лечение для облегчения болей.

10.    Эпилепсия, не полностью контролируемая лече нием. .         

 

Позвольте еще раз обратить внимание на то, что эт противопоказания не запрещают занятий бегом. Наоб рот, медленный бег нередко помогает вылечить их. Но медицинский контроль при этом совершенно необходим».

Таков список Купера. Мне же хотелось бы сделать одно предостережение читателям. Сегодня списки про­тивопоказаний к занятиям более или менее подробные, подчас содержащие противоречия, приводятся практиче­ски во всех изданиях по оздоровительному бегу. Но все эти списки в гораздо большей степени предназначены для врачей, нежели для тех, кто, страдая тем или иным недугом, решает приступить к занятиям бегом в надеж­де поправить здоровье. Не обнаружив своих «болячек» в списке противопоказаний, больной отправляется на прием к врачу совершенно уверенный в том, что получит «добро» и конкретные рекомендации. Каковы же быва­ют его изумление и досада, когда врач накладывает на бег запрет и предлагает пациенту до поры до времени ограничиться прогулками. Еще хуже, когда, вооружив­шись списком противопоказаний, больной человек при­ступает к занятиям без санкции врача (ведь его неду­гов в списке противопоказаний не значится), как гово­рится, на свой страх и риск... Но вспомните сентенцию профессора Аничкова о гриппе!

Самолечение бегом, как и самолечение лекарствами, недопустимо! Да, вполне возможно, что в десяти тыся­чах случаев подобное самолечение сходит с рук. Но вам хочется стать героем 10 001-го случая, который может закончиться печально?!

Об одном из таких случаев мне как-то рассказывал кандидат медицинских наук Евгений Мильнер — пред­седатель смоленского КЛБ «Надежда». К нему обра­тилась женщина с просьбой принять в клуб. Выяснилось, что недавно она перенесла инсульт. Лечащий врач раз­решила ей заниматься только дозированной ходьбой. Однако женщина хотела во что бы то ни стало бегать: она много читала о трусце, уверовала в ее целительную силу, приводила в качестве доказательства своей право­ты имена людей, которые, как и она, перенесли инсульт, приобщились к бегу и сейчас совершенно здоровы. «Ле­чащий врач просто перестраховщик,—убеждала Миль- иера женщина,— мне же нужно быстрее вернуться в

строй».

И все же Мильнер, ознакомившись детально с исто­рией болезни, разделил точку зрения лечащего врача. «Займитесь пока ходьбой,— подтвердил он рекоменда- дню.— Через несколько месяцев мы, возможно, верием-1 ся к вопросу о беге...» Но женщина не хотела ждать. Она приступила к занятиям самостоятельно, вопреки! предостережениям и... вновь оказалась в больнице. 1 Справедливости ради замечу, что подобные случат чрезвычайно редки в практике оздоровительного бега,! и, как правило, виноваты в них сами занимающиеся; жаждущие как можно скорее, не считаясь ни с чем, да­же с рекомендациями врача, добиться успеха. Одиакр каждый несчастный случай во время пробежки наноси! пропаганде оздоровительного бега такой вред, что его потом трудно компенсировать сотнями положительных примеров.   I

Помню, сколько разговоров вызвала в свое время смерть 75-летиего профессора^ В. С. Нестерова, завело-] вавшего кафедрой терапии Киевского медицинского ин­ститута. Он верил в медленный бег, страстно пропаган­дировал его, занимался сам, отдавая бегу предпочтение^ перед любыми другими физическими упражнениями] Я был знаком с профессором, не однажды встречался с ним, в выпусках КЛБ было опубликовано несколько! глав из его интереснейшей книги «Как я бегаю». а Профессор утверждал, что у него от рождения от! нюдь не лучшее сердце, как и у многих в семье. Собст| венно, именно больное сердце и заставило профессор*! совершенно сознательно обратиться к оздоровительном)! бегу. «Трусца,— говорил Нестеров,— уже подарила мне как минимум десять лет полноценной творческой жнз! ни». Нестеров особо подчеркивал это «уже», ссылаясн на ближайших родственников, среди которых не былД долгожителей.                                                                        

В молодости профессор никогда не занимался спои том. К оздоровительному бегу он приобщился в возра! сте 55 лет. Известно, что в месяцы, предшествующи! смерти, Нестеров увеличил нагрузку, а в тот трагиче! ский день утром пробежал 10 километров. После бег! лег отдохнуть и скончался от сердечного приступа. П<! служила ли эта достаточно серьезная для 75-летнего чЛ ловека утренняя тренировка причиной приступа — неиЯ вестно. Однако противникам трусцы —таких в ту пор! (речь идет о 1971 годе) было немало — этот случай да! повод многозначительно и печально произнести: «ДобЛ гался... А ведь мы предупреждали!» В печати появилось несколько статей «против бега», где среди туманных н!

меков на некую, кому-то будто бы известную статистику несчастных случаев во время бега из конкретных упо­минался лишь один — с профессором Нестеровым. В ад­рес же КЛБ пришло множество недоуменных писем, авторы которых спрашивали: как же теперь быть — бе- тать или не бегать?!

Увы, смерть человека — столь трагический факт, что не хотелось бы строить вокруг него размышления. Тем более что я привел историю исключительную. Но нику­да не денешься — люди смертны. Даже те, кто занимает­ся физкультурой, кто бегает. Да и в конце концов мало ли случаев более ранних смертей в результате болезней сердца — в 50 лет, в 60?.. Причём, именно среди тех, кто никогда не занимался ни бегом, ни какими иными физи­ческими упражнениями. Почему же самоустранение этих людей от борьбы за собственное здоровье не встречает ни осуждения, ни протеста окружающих — в таких ведь случаях сетуют на слабость и беспомощность меди­цины...

Мне множество раз доводилось задавать поклонни­кам трусцы один и тот же вопрос: «Зачем вы бегаете?» Среди самых различных доводов обязательно встречал­ся и такой, шутливо-серьезный: «Чтобы умереть здоро­веньким». Довод этот возведен ныне в ранг девиза всех бегающих. Что ж, согласитесь, девиз этот преисполнен философии и житейской мудрости.

Но вернемся-ка к началу главы... Итак, вам за пять­десят, у вас неожиданно обнаружилась гипертония. Пре­жде чем заняться бегом, вы решили обратиться к врачу. Вполне правильное решение, хотя гипертония, которая только-только намечается у вас, не входит в список про­тивопоказаний. В союзе с медициной вы гораздо быст­рее достигнете успеха, нежели самостоятельно, на ощупь продираясь среди сомнительных рекомендаций «бывалых» бегунов, собственных ошибок и обманчивых подчас ощущений.

Собственно, вот как представляется эта проблема уже знакомому вам доктору медицинских наук В. В. Ма- тову:

 

— Бегать можно всем здоровым,— говорит он.— Од­нако для мужчин старше 40 лет и для женщин старше 50, прежде чем приступить к регулярным тренировкам, необходимо пройти электрокардиографическое обследо­вание в кабинете функциональной диагностики. И не только в покое, но и под нагрузкой — для выявления скрытой коронарной недостаточности. Людям до 40 ле можно приступать к занятиям, если они прошли меди| цинский осмотр или диспансеризацию, не выявившие! противопоказаний, не более года назад. Лицам до 59 лея этот срок сокращается до трех месяцев. Тем же, кому! перевалило за 60, необходимо нанести визит во врачеб! ный кабинет непосредственно перед выходом на беговую! тропу. В случае тех или иных обнаруженных заболева-1 ний вопрос о допуске к тренировкам может решать толь-! ко врач.   

Вот и вся формула взаимоотношений. Мне бы хоте! лось поставить точку в этой главе, приведя еще одну! выдержку из интервью, данного газете «Правда» мини! стром здравоохранения СССР.                                                                         I

«...Оздоровительная эффективность медленного бе! га,— говорит С. П. Буренков,— весьма высока. Регуляр! ный бег оказывает воздействие едва ли не на всесистемь! нашего организма, особенно на сердечно-сосудистую! Если беговая нагрузка адекватна возможностям орга! низма, то происходит укрепление сердечной мышцы! улучшаются свойства крови и сосудов, повышается кро! воснабженне всех тканей, усиливаются обменные про! цессы, интенсивно выводятся продукты распада. Несом! ненно, благотворно воздействие бега на психическуЛ сферу.                                                                        

Нашим врачам следует шире использовать оздоро! вительный бег, который должен занять достойное местЛ среди общепринятых средств профилактики и терапия Практика показывает, что пора расширить круг показя ний для занятий оздоровительным бегом, более увереЛ но увеличивать нагрузку тем, кто успешно прошел этап первых тренировок».