ГЛАВА VI ПОИСК ПРОДОЛЖАЕТСЯ






Я еду к Льву Николаевичу Маркову — главному врачу врачебно-физкультурного диспансера № 1. К тому само­му, который в год Московской олимпиады издал приказ по диспансеру, обязывающий весь его медицинский пер­сонал заниматься трусцой. Кстати, приказ этот неукос­нительно выполняется и по сей день. Помню, я как-то привязался к Маркову с вопросом: зачем, мол, такой при­каз нужен?

Марков ответил:

— Ну, а как же* иначе? Мы — спортивные врачи. Об­служиваем соревнования, тренировки. Мало ли, что слу­чается? И, бывает, машина к месту происшествия не пройдет, а врачу нужно добраться быстро. Бегом. Да еще сразу же приступить к оказанию помощи. И потом в моем представлении врач — не только спортивный, лю­бой—всем своим внешним видом должен производить впечатление человека здорового. Что за врач с животи­ком, с одышкой?.. Такому и верить не хочется. А ведь надо, чтоб верили.

С Марковым у меня стародавние дружеские отноше­ния. Он нередко участвует в работе над выпусками КЛБ. Единственная сложность здесь всякий раз заключается в том, чтобы заполучить крайне занятого Маркова на не­обходимое время, укрыться с ним за дверью какого-ни­будь неприметного кабинета, где нас, вернее Маркова, не найдут ни бесконечные телефонные звонки, ни бес­численные посетители.

На сей раз я обнаруживаю Маркова на пути от ста­ционара к поликлинике. Он стремительно шагает в со­провождении неизменного эскорта таких, же, как и я жаждущих урвать из его бюджета времени нескольк минут. С решимостью атакующего я кидаюсь наперерез.

—     Лев Николаевич,— говорю, нет, с нотками отчая­ния в голосе почти кричу я,— выручай!

—     Что случилось? — улыбаясь, спокойно вопрошает Марков.

Что именно случилось, он хорошо знает. Привык. И потому, опережая дальнейшее развитие диалога, громко объявляет всем:  /

—     Статью, конечно, нужно было сдать еще вчера... Ох уж мне эти журналисты...

—     Если бы вчера,— вступаю я в игру.— Мягко ска­зано. Позавчера нужно было сдавать!

—     Ах, так?! Значит дело действительно серьезное. Сейчас обсудим...

И я удаляюсь с Марковым, оставляя за спиной рас терянных и поверженных претендентов.

—     Лев Николаевич,— говорю я, когда остаемся од ни,— я зашел в тупик. Не могу работать...

—     Что такое? — тревожно спрашивает Марков.

—     Вот у меня письма...

Для убедительности я извлекаю из сумки две увесис­тые пачки писем.

—     В этой пачке,— продолжаю я,— письма, в которых люди утверждают, что, благодаря занятиям бегом, они избавились от болезней... Видишь, на каждом конверте помечено, от каких именно. А в этой п-ачке вопросы: мож­но ли заниматься трусцой с такими болезнями и прине­сут ли аанятия пользу? Что я должен отвечать? Я не мо­гу, не имею права ответить человеку, у которого, скажем, язва желудка: не принимайте больше лекарств, присту­пайте к тренировкам — и все будет хорошо. Это ведь бред!

—    М-да,— задумчиво тянет Марков,— конечно, не имеешь права... Пойми,-я врач. Практик. И, как врач, я вообще не принимаю эту формулу —бег лечит. Не могу принять. Это несерьезно.

 

—   Значит, такого лекарства — лекарства в прямом мысле этого слова, как оздоровительный бег, не сущест-

ует?

—     Не существует.

—    А как же тогда... .

Я называю имя очень известного среди поклонников русцы ветерана.

—        Он болел туберкулезом, перенес инфаркт. После всех этих передряг в возрасте за пятьдесят лет занялся бегом. Сейчас зимой щеголяет в одних шортах, забыл о

несчастьях... Его бег вылечил?

—         Кстати, твой друг несколько дней назад у нас был, проходил обследование на предмет допуска к москов­скому международному марафону Мира. Знаешь, что мы у него обнаружили?..

Марков делает настораживающую паузу и продолает:               

—       Сердечно-сосудистую патологию. Характерную, равда, для его возраста.

—        И вы, конечно, к марафону его не допустили! — в восклицание я пытаюсь вложить все презрение к пере-

траховщикам.

—        А ты, оказывается, еще и плохо о нас думаешь? Да не допусти мы его, он ведь все равно побежит. «Зай­цем». Выскочит где-нибудь на дистанции из-за кустов —

ови потом. Разрешили стартовать.

—     Значит, была сущая ерунда?

—        Да не совсем. С такой патологией многие его сверстники обивают пороги поликлиник, осложняют [жизнь родным и близким, стенают и охают, жалуются

аждому встречному и поперечному на свои болячки...

наш с тобой герой участвует во всех пробегах, вечно > центре событий, коммуникабелен, весел, к врачам не обращается, родным и близким не в обузу. Молодец!

—     В таком случае ты почти противоречишь сам себе.,.

—       Нисколько! Повторяю: формула «бег лечит» для еня неприемлема. Но возможны другие определения, кажем, устроит тебя такое: занятия медленным бегом здают наиболее оптимальные условия для успешной рьбы с болезнями. В химии есть понятие — катализа-

оры. Вег — что-то вроде этого: он активизирует все жиз- енные силы. Давай забудем о разных там клетках, мем-. ранах, молекулах ДНК... Взглянем на проблему с са- ых примитивных позиций. Приходит к врачу пациент —

немолодой уже человек с «букетом» хронических боля чек. Какой совет дает ему в первую очередь врач?

Марков смотрит на меня выжидающе. Я молчу.

—      Первый совет — соблюдать режим. Ре-жим. Прос то? Очень. А теперь согласись: занятия оздоровитель ным бегом сами собой подчиняют жизнь человека доста точно строгому режиму, дисциплинируют.          - *

Я соглашаюсь.

—    Далее,—продолжает Марков.— Большинство лю дей где-то после 35—40 лет из-за избыточного питани и малоподвижного образа жизни получают энергии боль ше, нежели тратят. Отсюда — жировые отложения, на рушение обменных процессов. Регулярные пробежки по зволяют лучшим образом нормализовать энергетически баланс. Это еще одно из важнейших условий успеха, вот и третье: бегающие обязательно отказываются о вредных привычек—курения и употребления алкоголя Наконец, психологический фактор? Больной челове как правило, ощущает некоторую ущербность. Он по давлен, ждет худшего. Даже первые шаги на тропе тру цой, осознание того, что ты вступаешь в борьбу за св здоровье, позволяют избавиться от этих ощущений. Ест и другие моменты. Скажем, длительный медленный бег прекрасный и, возможно, единственный способ естес венного массажа внутренних органов. Происходит это з счет частых ритмичных встряхиваний и усиления экску сии диафрагмы в результате более глубокого дыхания Кстати, многочисленные ссылки в письмах твоих авторо на ослабление или исчезновение симптомов холецист та, скорее всего, связаны именно с этим явлением, как то обстоятельство, что у бегающих почти не бывает, прос ти пожалуйста, запоров.          

Марков красноречиво поглядывает на часы. Его жду дела, и мы расстаемся. На улице тепло и солнечно. К кие-то люди бегают в прилегающем к диспансеру тенис< том старинном парке, наверное, врачи, а может быть, больные, которым бег прописан в качестве восстанови- тельной процедуры. Я сажусь в троллейбус и доста пачку писем. После разговора с Федоровым и Марк вым я проникаюсь еще большей верой в эти скупы послания.

Н. Голов шахтер, 54 года, Стаханов, Ворошилов градская область:                                                                         

«Занимаюсь оздоровительным бегом 8 лет. С то примерно поры забыл, что такое язва желудка, которая допекала довольно длительное время».

A.  Аминов, геолог, 46 лет, Душанбе:

«Начал заниматься медленным бегом с декабря 1979 года. В то время мой вес составлял 93 кг при росте 171 см, артериальное давление держалось на отметке 150/100. Испытывал постоянные головные боли... Сейчас мой вес 74 кг, давление 130/80 и никаких болячек...»

М. Галеева, инженер, 54 года, Нижний Тагил:

«1 апреля 1972 года считаю вторым днем своего рож­дения. В этот день я вышла на первую в жизни пробежку и одолела 250—300 метров. Вышла я под влиянием книж­ки Г. Гилмора «Бег ради жизни», измученная головны­ми болями, сердечными приступами и регулярными обо­стрениями полиартрита. Сейчас ежедневная норма бега 3—5 км. Что сказать? Я стала бодрее, веселее смотрю на жизнь, спокойнее принимаю неурядицы. Прекратились головные боли, сердце не тревожит, но главное, ослабли, почти не проявляются симптомы полиартрита».

М. Краснов, каменщик, 49 лет, Краснодар:

«Прежде чем начать бегать — с мая 1979 года —я 35 лет отравлял свой организм алкоголем и никотином. Как-то в руки попал номер «Советского спорта» со стра­ничкой КЛБ, и на следующее утро я пришел на стадион. С тех пор не пью, не курю, дистанцию бега довел по вос­кресным дням до 25—30 км, вступил в клуб бега и не пропустил ни одного трудового дня по болезни».

B.   Стародубцев, инженер-геодезист, 70 лет, Ангарск:

«Регулярно стал бегать с 1970 года. Прежде ограни­чивал занятия при температуре минус 25 градусов, а сейчас совершаю регулярные пробежки при любой пого­де. Обратиться к бегу заставили ишемическая болезнь сердца и жесточайшая гипертония. С помощью трусцы ликвидировал в конце концов симптомы обоих недугов. Давление вернулось к отметке 130/80, пульс—58—60 уда­ров в минуту. Продолжаю в полную силу работать».

Б. Каплун, учитель, 50 лет, Ворошиловград:

«До занятий бегом (7 марта 1981 года) я курил и при росте 164 см весил 92 кг. В моей медицинской карточке — а я ежегодно по 2—3 месяца проводил в больнице — к тому времени значились диагнозы: гипертония, сердеч­ная недостаточность, мочекаменная болезнь, радикулит... В том, что постепенно эти болезни отступили, вижу ис­ключительно заслугу бега. С ноября 1981 года, как толь­ко переступил порог городского КЛБ «Олимп», бросил курить, хотя смолил до того 40 лет. Кстати, километраж наращивал довольно быстро — с января 1982 года еже­дневно пробегал уже не меньше 10 км, а месячная нор­ма составляла 320—350 км. К своему 60-летию поста­вил задачу — обогнуть трусцой земной шар по эква­тору».    '.

Д. Беренкова, адвокат, 44 года, Саратов:

«Только за первые 6 месяцев занятий бегом похудела на 14 кг. Нормализовалось давление, хотя прежде стоя­ла на учете как гипертоник II степени. Забыла о пере­боях в работе сердца. До занятий постоянно отекали но­ги и руки. Сейчас отечность пропала. Счастлива, что приобщилась к бегу».

О. Каминска, пенсионерка, 56 лет, Запорожье:

«За последние десять лет я ужасно располнела. Рост у меня 168 см, а вес достиг 95 кг. Работа была сидячая и, хотя я устраивала разгрузочные дни, ходила на работу пешком, ничего не помогало. Кончилось тем, что у меня поднялось давление. О моральном состоянии я уже не говорю — оно было постоянно угнетенным. Но вот в 77-м выпуске КЛБ я прочла беседу с академиком Н. М. Амо­совым. Пошла затем в библиотеку и перечитала все вы­пуски КЛБ «Советского спорта» .за 1981 год. А дальше дорога сама собой привела меня на наш стадион «Ме­таллург». В первый день пробежала круг. Постепенно увеличивала расстояние. Уже после пяти месяцев заня­тий сбросила 12 кг, давление вернулось к отметке 120/80... Поистине медленный оздоровительный бег — это чудо!»

Э. Дудник, офицер запаса, 55 лет, Рига:

«25 лет я страдаю хроническим заболеванием почек. Оно, собственно, и заставило обратиться к ТЗегу. Сейчас у меня уже 10-летннй стаж занятий. Длину дистанции довел до 10—15 км и пока не форсирую. Регулярно про­веряюсь у врача. Состояние здоровья стабилизировалось и, хотя и медленно, но улучшается. Уверен, благодаря бегу. По силе воздействия на организм, по доступности и простоте самоконтроля это упражнение не имеет себе равных».

Я еду в троллейбусе и читаю письма. Обычная почта последних месяцев. Почти рядовая. Безыскусные, лако­ничные строки. Имена людей, их профессии, возраст, пе­речень болезней... В каждом случае — простенький сю­жет: отчаяние, лучик надежды, начало, преодоление се­бя, упрямое движение вперед и, наконец, победа/

Победа!.. «Но сколько же еще людей,— думаю я,— безвольно плывут по медленному течению судьбы, собы­тий, ситуаций, даже не пытаясь найти в себе силы к со­противлению, не представляя, что силы эти существуют. Нет, бег — не панацея от всех бед. Но то, что человек, приобщаясь к бегу, становится и на путь обретения воли, укрепления характера — совершенно точно. И, может быть, именно это обстоятельство в сто крат важнее всех предполагаемых механизмов исцелений от напастей — физических и душевных»,