ГЛАВА V В ПОИСКАХ ОТВЕТОВ






По мере того как возрастал поток писем, содержа­щих истории исцелений и рассказы об успехах, по мере того как подобными историями и рассказами заполнялись мои блокноты, меня все настойчивее преследовало желание выяснить механизмы воздействия трусцы на организм человека. Возникли сотни «почему?», на кото­рые хотелось найти ответ. Наконец, настал момент, когда я пустился на поиски.

Однажды я попал в Политехнический музей на ве­чер, посвященный проблемам оздоровительного бега. Выступали ученые, врачи, специалисты, делились опы­том занятий испытанные асы трусцы. Зал был заполнен до отказа, все шло хорошо, пока не наступило время от­ветов на вопросы. И тут выяснилось, что щедро расто­чаемые в адрес бега похвалы и эмоции, вполне удовлет­ворявшие любознательность слушателей лет эдак десять назад, сегодняшнюю аудиторию не устраивают. Ее, аудиторию, как и меня, интересовали, так сказать, глубинные процессы, которые вызывают занятия бе­гом в организме человека.

Встав на тропу трусцы, человек волей-неволей встает и на путь познания самого себя. Увы, в тот вечер в Полн-
техническом любознательность слушателей в большин­стве случаев не была удовлетворена. И я понял — поче­му. До последнего времени в стране никто не занимался изучением феномена .медленного длительного бега на серьезном медико-биологическом уровне. Таким обра­зом, мы располагаем фактами, но должного научного обобщения они пока не получили.

Впрочем, это вовсе не означает, что никто не пыта­ется данные факты осмыслить, используя багаж накоп­ленных знаний и собственную эрудицию. Я упоминал — мне довелось встречаться с Николаем Михайлови­чем Амосовым (интервью с ним ждет читателей впере­ди). Когда официальная беседа закончилась, сели пить чай. Но разговор так или иначе продолжал вращаться вокруг бега. Вспомнили изречение, принадлежащее Го­рацию: «Если не бегаешь, пока здоров, будешь бегать, когда заболеешь». И обсудили сентенцию Тиссо, суть которой сводится к тому, что никакое лекарство не за­менит движение, зато движение способно заменить лю­бое лекарство... Вдруг Амосов сказал:

—    А знаете, в чем одна из бед современной меди­цины?

И, сделав паузу, сам же продолжил:

—     Мы перелечиваем больных.

Смысл высказанного далее сводился примерно к сле­дующему: медицина сегодня располагает колоссальным количеством средств для лечения болезней. Причем не только она уверена в силе этих средств, но и практиче­ски каждый человек. Ах, я заболел — ну, так приму ле­карство... При этом мы забываем, что организм сам рас­полагает защитными системами, способными успешно противостоять любым недугам. «Забывчивость» ведет к тому, что мы раз за разом исключаем защитные си­стемы из борьбы. В результате они постепенно слабеют. Длительный медленный бег способствует мобилизации этих систем.

Итак, бег и защитные системы... «Но каким образом и почему они взаимосвязаны?» — думал я. Понятно, что бег самым прямым образом, едва ли не механически, воздействует на мышечную и сердечно-сосудистую си­стемы, на систему дыхания, но при чем здесь системы защитные, активность которых регулйруется определен­ными гормонами?

33

Вопрос этот оставался для меня совершенно неяс-

2 Заказ 1271
ным, пока не состоялось знакомство с профессором Ни­колаем Алексеевичем Федоровым, заведующим лабора­торией биохимии Центрального института гематологии и переливания крови. Я несколько раз слушал выступ­ления Федорова на традиционных вечерах клуба лю­бителей бега при московском Доме ученых. Мне нравилась манера профессора говорить — страстно и убедительно. Нередко Федоров брал в руки мел, шел к грифельной доске и подкреплял свои мысли схемами, графиками и формулами. Высокий, под­тянутый — сразу видно: хорошо трениованный че­ловек— Федоров выглядел лет на 35—40, и я, помню, страшно удивился, когда узнал, что ему уже под пять­десят.

В итоге мы познакомились. Выяснилось, что Федо­ров убежденнейший поклонник бега и моржевания. Бе­гает он, как правило,""Через день по 12 км, раз в неде­лю— обычно в субботу — проводит ударную трениров­ку, и тогда дистанция вырастает вдвое плюс к тому зимой ежедневно купается в проруби. Причем регуляр­ные эти занятия отнюдь не дань моде/ В основе увле­чений профессора лежит солидная теория. Одна из идей состоит в том, что длительная равномерная на­грузка (лучшим образом —бег) способна играть су­щественную роль в усилении иммунитета. Замечу при этом, что теория профессора довольно сложна, поэто­му я попробую изложить ее лишь схематично, оставив главную суть.

Известно, что все клетки имеют воспринимающие устройства — рецепторы. С ними взаимодействуют гор­моны и так называемые нейромедиаторы — вещества, выделяемые нервными окончаниями. Рецепторы обна­ружены и на поверхности лейкоцитов, кроветворных клеток в костном мозгу, лимфоцитов — словом, клеток, которые осуществляют иммунитет, то есть защиту орга­низма от чужеродных клеток, бактерий, микробов и так далее. Всякое изменение состава гормонов и нейроме- диаторов будет оказывать влияние на все клетки, в том числе кроветворные и лимфоциты/

 

Так вот, по Федорову, бег — довольно сильное на­пряжение всего организма, сопряженное с большим рас­ходом энергии. Причем на первых порах возникает ее дефицит. Он-то и служит сигналом для нервных клеток, который приводит к выбросу гормонов, мобилизующих наши энергетические ресурсы — запасы ; гликогена пе­чени, тканевых жиров.

При беге меняется химический состав крови, кон­центрация в ней адреналина, стероидных и тканевых гормонов. Меняется вообще концентрация веществ, не­обходимых для всех клеток, таких, как глюкоза, жир­ные кислоты, аминокислоты, веществ, участвующих в синтезе ферментов... Помните, мы говорили, что клетки воспринимают воздействие среды через свои рецепторы. Вот и получается, что при беге рецепторы отвечают на воздействие среды более энергично. Значит, даже авто­номные системы организма — кроветворная и иммуни­тета — под влиянием длительных физических нагрузок работают активнее.

Одновременно происходит значительное омоложение состава лейкоцитов крови. Повышенные запросы орга­низма в процессе бега приводят к выбросу «резервных» отрядов лейкоцитов из костного люзга, где они образу­ются. Это обстоятельство в свою очередь стимулирует к делению стволовую клетку, ответственную за воспро­изводство всех типов кровяных клеток вообще. Таким образом, бег не только укрепляет иммунную защиту (за счет активизации, обновления и увеличения состава лейкоцитов), но и благотворно влияет на систему кро­ветворения в целом. Кстати, именно поэтому в крови бегающих, как правило, высокое содержание гемогло­бина — переносчика кислорода.

Роль кислорода в данном случае заслуживает осо­бого внимания. Значительное усиление во время бега кровообращения и потребления тканями и клетками кислорода — еще один необычайно важный бастион за­щитных систем организма. Собственно, существует тео­рия, которая говорит о том, что старение организма — это, по существу, медленное угасание окислительно-вос­становительных реакций в клетках. Реакции эти, естест­венно, идут в присутствии кислорода. Усиление потреб­ления кислорода обусловливает и активизацию окисли­тельно-восстановительных процессов в клетках, что в свою очередь ведет к их нормальной, жизнедеятельнос­ти. Ну, а если клетки функционируют нормально, то, стало быть, нормально функционируют и все системы организма. Это в общем-то и есть показатель здоровья.

 

Отсюда нетрудно вернуться к предположению Федо­рова в том плане, что бег, активизируя защитные систе­мы организма, может в какой-то мере служить и профи­лактикой опухолевых заболеваний. Считается, что одна из причин таких заболеваний, особенно у людей средне­го и пожилого возраста, кроется в резком увеличении в клетках поврежденных молекул ДНК — носителей наследственной программы.

Так вот, если клетки функционируют нормально, то и молекулы ДНК в них охраняются весьма тщательно. Осуществляют эту охрану специальные защитные фер­менты, в первую очередь — супероксиддисмутаза и ката- лаза (они превращают токсические продукты реак­ций в безвредные вещества). В свою очередь фермен­ты эти активны в том случае, если окислительно-вос­становительные процессы в клетке протекают все в том же оптимальном режиме. Круг, таким образом, замкнулся.

Прав Федоров в своих размышлениях или нет? К со­жалению, помимо различных косвенных исследований, есть только одно прямое, которое отчасти проливает свет на нашу проблему. Однако именно потому, что оно в своем роде единственное, его нещадно эксплуатируют авторы всех книг о беге. Не смог удержаться от иску­шения и ваиГпокорный слуга. Речь идет о враче из ФРГ Эрнсте Ван-Аакене. В течение шести лет он наблюдал большую группу (454 человека) бегунов в возрасте ,от 40 лет и старше. Все они совершали регулярные про­бежки на протяжении последних 20 лет. В наблюдае­мой группе за период эксперимента раком заболели лишь 4 человека. Все они прошли обычный курс лече­ния, выздоровели и продолжают бегать... Иные -данные в контрольной группе, где никто не занимался физиче­скими упражнениями. 29 человек в этой группе забо­лели раком, 17 из них умерли.

Сообщение об эксперименте Ван-Аакена появилось в печати несколько лет назад. Не знаю, насколько, го­воря научно, этот эксперимент был чист, в какой мере можно ему доверять и стоит ли на основе полученных Ван-Аакеном данных делать какие-либо далеко идущие выводы. В конце концов известно —и бегающие уми­рают от рака. С другой стороны, заслуживает ли удив­ления тот факт, что человек, который регулярно трени­руется, держит в границах нормы свой вес, не злоупо­требляет алкоголем, не курит и живет на фоне положительных эмоций, рискует заболеть раком в меньшей степени, нежели тот, кто ведет беспорядоч­ный образ жизни, пребывает в физическом бездейст­вии, подвержен депрессиям и не расстается с дурны­ми привычками... Нет, наверное, не заслуживает — слишком бесспорны преимущества первого.

Кстати, повышенный иммунитет своих подопытных к опухолевым заболеваниям Ван-Аакен объясняет мощ­ным притоком к клеткам бегающих (занимающихся любыми другими циклическими упражнениями) кисло­рода. Не случайно Ван-Аакен рекомендует проводить длительные тренировки и именно в лесопарковых и лес­ных зонах, где воздух насыщен кислородом и лишен вредных примесей... Таким образом, размышления Фе­дорова нашли и какое-то экспериментальное подтверж­дение.