ГЛАВА II ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ПРОДАЛ РУЖЬЕ






 

Спустя некоторое время после выхода в свет первых выпусков КЛБ «Советского спорта» я стал получать письма примерно следующего содержания: «Сообщаю, что 3 мая пробежал полную марафонскую дистанцию. Всего же за дни первомайских праздников километраж составил 102 км (30, 30 и 42). 10 мая пробежал мара­фон, а с учетом пятницы и субботы набрал те же 102 км (30, 30 и 42). После пробегов ощущаю в организме сдви­ги в сторону мобилизации внутренних резервов, направ­ленных на обеспечение нормальной жизнедеятельности. Самочувствие превосходное». Далее следовала подпись: «Т. Г. Шабаль, помощник министра бытового обслужи­вания населения Латвии».

Признаться (теперь уже можно признаться), письма Тимофея Григорьевича на первых порах повергали меня в смятение. Первый вопрос, который возникал,—верить им или не верить? Тем более что речь шла о человеке весьма солидного возраста. Во-вторых, если и верить, то стоит ли пропагандировать опыт столь часто повторяю­щихся больших нагрузок? Однако письма поступали с завидной регулярностью. Рапорты мало чем «отличались друг от друга, и я решил, наконец, поехать в Ригу, что­бы очно познакомиться с автором. Л теперь послушайте очередную любопытную историю.

Если бы в январе Л970 года кто-нибудь предложил 57-летнему ЛДабалю пробежать марафонскую дистан­цию, он счел'бы это предложение в лучшем случае не совсем уместной шуткой. В тот период он делал лишь первые и опасливые шаги :на беговой тропе и, конечно же, не предполагал и не ведал, что год спустя одолеет 42 километра с удовольствием и по собственному по­чину.

В 1980 году, подводя итоги десятилетних занятий бе­гом, Тимофей Григорьевич запишет в своем дневнике: «За этот срок 150 раз пробегал по 30 км, 30 раз осилил марафон и б раз — сверхмарафон (50 км)».                                                                         |

А теперь скажите-ка, кто увидит за этими строками человека, который прошел войну и после войны был уволен в запас по болезни. «По болезни» — именно та­кая формулировка значилась и в военном билете, и в приказе об увольнении.

Да, где-то к пятидесяти годам Шабаль уже длитель­ное время страдал язвой двенадцатиперстной кишки и жестокой гипертонией, имел лишний вес, нажил ради­кулит. Довершали этот грустный список невроз и острые боли в колене — последствие старой травмы. Ежегодно Шабаль подолгу лечился в госпиталях, от пуска проводил в специализированных санаториях. Квартира его скорее напоминала аптеку. Но болезни, увы, не отступали. Однажды по дороге на работу в трам вае Тимофей Григорьевич на какое-то мгновение потерял сознание. Когда пришел в себя, понял, что второго при ступа он, скорее всего, не перенесет. И еще iон понял, что далее жить так нельзя. Нужно что-то предприни мать. Но что? Размышления о будущем и привели его в группу здоровья.                                                                         •

Итак, пожалуй, стоит запомнить: 1964 год, группа здоровья... Довольно скоро Шабаль ощутил первые пло ды занятий —стал бодрее, приступы слабости исчезли. В группе той каждый урок начинался с пробежки! прав­да, очень короткой—1—2 минуты, затем — гимнастика и плавание. Словом, группа как группа. Но в декабре 1969 года Шабаль прочитал тоненькую книжечку Гар­та Гилмора «Бег ради жизни». Он открыл для себя но­вый мир. В январе 1970 года Тимофей Григорьевич по­бежал.- .

«Длительность первых пробежек составляла одну минуту,—рассказывал мне Шабаль.— Через каждую неделю я прибавлял еще по одной минуте. Так длилось три месяца. Затем я стал прибавлять по 3, 5 и даже бо­лее минут на каждые 10 дней занятий в зависимости от самочувствия. В течение первого же года я довел таким образом длительность занятий до часа. В последующем бегал по 2, 3 и даже более часов. Начальная скорость составляла 6 км в час. Сейчас—10 км в час. Это ста­бильно. Практически же я знаю: если предстоит мара­фон, то я затрачу на него 4 часа или чуть побольше. Бе­гаю я 5 дней в неделю. В рабочие дни —по часу. В;суб­боту преодолеваю обычно 20 км, в воскресенье — 30, в праздники — марафон».

Вот, собственно, и вся математическая формула, ко­торая может привести к марафону почти любого челове­ка. Главное в ней — невысокая скорость, терпение, само­дисциплина: Бег должен оставлять приятные ощуще­ния. А коли речь идет о столь длительных занятиях, то вовсе не безразлично, где бегать. Шабаль предпочитает лесопарк или лес. У него есть свои излюбленные трас­сы. Кольцевые и размеченные. В дни длительных пробе­жек он берет с собой питье —обычно это напиток из клюквы с лимоном. Оставляет где-нибудь на трассе и по мере-необходимости пьет.

Ну, а результат?.. «Не знаю больше-усталости — ни физической, ни умственной,— прочитал я запись в днев­нике, сделанную в день 67-летия.— Не подвергаюсь ни простудным, ни инфекционным заболеваниям. Избавил­ся от язвы. О гипертонии и радикулите просто забыл. Стал спокоен, появилась уверенность в себе. У меня все- Да прекрасный сон и хорошее настроение. Чувствую себя так, как не чувствовал в 40 лет...»

Прочитав эти строки; ответьте сами себе — стоит ли егать? Стоит ли принести в жертву часть свободного времени и отказаться от некоторых привычек ради того,

 

чтобы ощутить нечто подобное тому, что стал ощущать в результате занятий Шабаль? Наверное, стоит. Кстати, любопытная деталь: в прошлом Шабаль был заядлым охотником. Теперь он продал свое ружье. «Бегая в лесу, я научился наблюдать, ценить и понимать природу,— объясняет он свой поступок,— теперь я не могу стрелять в живое...»

Собственно, ничего удивительного здесь нет. Мне не­редко приходилось слышать от бегающих, от их друзей и домочадцев о переменах характера к лучшему. Такие перемены произошли и с Тимофеем Григорьевичем. Я разговаривал с некоторыми его сослуживцами. Все от­мечали, что Шабаль стал спокойнее, деловитее, глубже вникает в суть дела — представляете, сколько дел у по­мощника министра бытового обслуживания населе­ния,— стремится прийти на помощь во всех ситуациях, когда помощь требуется. Если этого мало, я могу до­бавить следующее: само собой получилось, что Григо­рий Тимофеевич совершенно отказался от спиртного. Обсуждая эту тему, он сказал: «Знаете, всякий раз, ког­да предстояло принять участие в застолье, мне было как-то жаль утратить то состояние, которое я обрел в * занятиях... И дело не только в спиртном. Если бы я не 1 бросил курить прежде, то обязательно сделал бы этр| сейчас».

Расставаясь с Шабалем, я попросил его дать советы тем, кто, приступив к занятиям бегом, намеревается ис­пытать себя и в марафоне. Вот что услышал я в ответ: ;

«Во-первых, не следует возводить марафон в нечто* сверхестественное. Более длительная тренировка — и j все. Бежать лучше утром. Завтрак должен быть легким:? чай, овсяная каша, яблоко. Главное —соразмерьте свом желания с возможностями. Не торопитесь. Пусть вас не1 смуйхает время 4—4,5 часа на фоне спортивных дости­жений: у поклонников оздоровительного бега довсе» иные задачи...»

Совсем недавно я получил очередное письмо от Ти­мофея Григорьевича.                                                                       

«Хотел бы напомнить вам,—писал он,—что в день своего 60-летия я решил к очередному юбилею — 70-лет-1 нему — обежать символически вокруг земного шара.' Взятое обязательство выполнил досрочно. Пошел на второй круг».