ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ






Я не ученый, не врач, не методист по оздорови­тельному бегу. Я журналист. Уже более 13 лет в га­зете «Советский спорт» готовлю и редактирую материалы для выпусков «Клуба любителей бега» (КЛБ). За эти годы мне довелось встречаться со многими людьми, -имеющими то или иное отноше­ние к оздоровительному бегу, с самими поклон­никами трусцы, прочитать, наконец, десятки тысяч их писем, отправленных в адрес КЛБ. И встречи и письма давным-давно убедили меня в том, что медленный длительный бег по простоте освоения и доступности, по силе и эффективности воздей­ствия на организм не имеет аналогов среди других физических упражнений. Я буду рад, если мне удастся убедить в этом и тех, кто познакомится с этой книгой.

В конце 1970 года я прочитал тоненькую кни­жонку новозеландского журналиста Гарта Гилмо- ра «Бег ради жизни». Приятель дал мне ее на один вечер со словами: «Ты знаешь, это, кажется, лю­бопытно. Тебя наверняка заинтересует...» Я ни в коем случае не собирался зря, как был тогда глубоко убежден, терять вечер. «Быстренько по­листаю,— подумал я,— чтобы быть в курсе дела,— и довольно». Так, взявшись без энтузиазма за пер­вую страницу, я уже не мог остановиться до конца. Книга буквально потрясла меня простотой и фор­мой изложения, убедительностью доводов и фактов. За вечер и ночь я понял, что гиподинамия (недос­таток движения) едва ли не главный враг здоровья человечества, а медленный длительный бег если не единственное, то» во всяком случае лучшее сред-

 

ство борьбы с ней. Позже через мои руки прошло множество книг об оздоровительном беге (пожа­луй, все, что издавалось в стране), но ни одна из них не повлияла в такой степени, не заставила дей­ствовать столь решительно, как скромненькая бро­шюрка Гилмора. Да, собственно, только ли меня?.. Поистине, тысячи раз мне приходилось в письмах очередной почты находить фразу: «К медленному бегу я приобщился после того, как прочитал книж­ку Гилмора «Бег ради жизни».

Что же касается конца 1970 года, то в ту пору термин «трусца» только-только входил в употреб­ление. Если хотите, в моду. Медленный бег как самое простое и доступное средство оздоровления еще не стал предметом широкой пропаганды в пе­риодической печати и по телевидению, как ныне. Вид одиноко и неторопливо бегущего по утренним городским улицам человека вызывал у окружающих, скорее, иронические реплики, насмешки, в лучшем случае — сочувствие, но никак не одобрение и уж, конечно же, не зависть. В стране действовали лишь два самодеятельных клуба — при московском До­ме ученых, которым руководил страстный энтузиаст оздоровительного бега Михаил Яковлевич Со-, нин, и на стадионе «Спартак» в Удельной, под Ле­нинградом, который возглавлял ярый приверженец сверхмарафонских пробегов Олег Юлианович Лось. Бум увлечения оздоровительным бегом еще не на­чался.    , г

Прочитав Гилмора, я подумал о том, что было бы совсем неплохо организовать на страницах га­зеты нечто вроде клуба, где могли бы делиться своими мыслями и взглядами ученые, врачи, спе­циалисты, получили бы возможность обмениваться личным опытом сами поклонники трусцы. Я по­советовался со своим коллегой Игорем Образцо­вым— референтом газеты по легкой атлетике. Он выразил полную солидарность с идеей и впослед­ствии долгое время участвовал в подготовке выпус­ков. В ту пору нас поддержал редактор отдела мас­совых видов спорта Борис Чернышев и главный редактор газеты, увы, ныне покойный, Николай Ки­селев... В результате 3 марта 1971 года первый вы­пуск клуба любителей бега увидел свет.

 

Да, с тех пор минуло более 13 лет. Состоялось почти девяносто выпусков клуба. Они заняли де­вяносто газетных полос. Медленный бег стал одним из самых признанных и популярных индивидуаль­ных физических упражнений. И не только, кстати, индивидуальных — число клубов бега в стране пе­ревалило за три тысячи и продолжает р-асти. И для всех уже стало давно привычным то обстоятель­ство, что парки, скверы и стадионы в утренние часы принадлежат поклонникам трусцы — тот самый, вызывавший насмешки бегущий человек, облачен­ный в скромненький спортивный костюм, стал поч­ти неотъемлемой и, безусловно, радующей глаз де­талью городского пейзажа. Приятно сознавать, что выпуски КЛБ сыграли в этом стремительном росте авторитета и популярности медленного бега не пос­леднюю роль. Так или иначе, но сейчас рядом со ссылками на Гилмора в письмах нередки и ссылки на выпуски КЛБ «Советского спорта». Вот что, например, написал в адрес клуба 42-летний плотник из рабочего поселка Алтайский Алтайского края В. Барабанов:

«К сорока годам здоровье мое резко ухудши­лось— переболел воспалением легких, донимал гастрит, язва двенадцатиперстной кишки, частые головные боли... Физическое и психологическое сос­тояния были ужасными. Уколы и таблетки времен­но приносили облегчение, но в целом болезни не отступали. К счастью, в руки мне попали некото­рые из выпусков КЛБ в вашей газете. Особое впе­чатление произвели рассказы людей, которые с по­мощью медленного бега избавились от различных недугов. Нередко в их числе назывались и мои бо­лезни. Словом, я поверил в эти рассказы и с мая 1981 года осторожно приступил к занятиям. На­чинал с 400 метров. Постепенно увеличивал дистан­цию. Сейчас занимаюсь 5—6 раз в неделю, всякий раз пробегая по 10 км.                                                                        I

Что сказать? Настроение после 66га отличное.

Чувствую в душе и в теле бодрость и легкость. От болезней я, возможно, полностью еще не избавился, но симптомы их проявляются все слабее и слабее. Уверен — я на верном пути. Большое вам спасибо за пропаганду бега!»

 

И еше письмо. Его прислал 62-летний инженер- технолог из Златоуста, участник Великой Отечест­венной войны В. Егоров:

«С 1967 года меня мучил кардиосклероз. Вре­менами становилось так плохо, что, признаюсь, ду­мал, конец. Но в 1971году познакомился с первыми выпусками КЛБ и под их впечатлением начал бегать. О болезни своей в конце концов позабыл.

Давление постепенно нормализовалось — теперь 120/80. Огромное вам спасибо!»

Коли речь зашла об избавлении от болезней, мне хотелось бы сделать несколько совершенно не­обходимых замечаний. В последующих главах вы найдете немало подобных писем, содержащих ис­тории исцелений, немало рассказов о людях, кото­рые, приобщившись к бегу, забыли о недугах и вновь вернулись к нормальному образу жизни. Ра­зумеется, я умышленно отбирал для публикации: и подобные письма, и подобные рассказы. Но мне меньше всего хотелось бы, чтобы у читателей сло­жилось впечатление, будто оздоровительным бе­гом занимаются только люди больные.                                                                        >

Тысячу раз нет! Бег как мощное средство про­филактики от болезней прежде всего нужен людям здоровым. Именно они составляют подавляющее^ большинство в армии поклонников трусцы. И армия эта растет, не может не расти, ибо в стране ширит­ся пропаганда здорового образа жизни, физической культуры, в огромных масштабах проводятся спе­циальные организационные мероприятия, призван­ные привлечь к занятиям спортом, в том числе и бегом, самые широкие массы населения. Однако ря-: дом с этой жизнерадостной армией подтянутых,; здоровых, энергичных*людей существует и некий антипод—армия людей, утративших былое здоро­вье, уже утром устало шагающих на работу. Люди эти либо никогда не занимались физической куль­турой, либо занимались ею в школьные годы. Дав- ным-давно забыв, что это такое—прекрасное чув­ство мышечной радости, они верят сегодня лишь в лекарства... Мне бы очень хотелось, чтобы эти лю­ди из стана унылых, постоянных посетителей поли* клиник перешли в стан жизнерадостных. Публикуя письма, рассказывая истории людей, совершивш!!х

решительно и смело такой переход, я хочу показать, - что он возможен в любом возрасте, на любом уров­не здоровья или, если хотите, нездоровья. Причем медленный длительный бег — одно из лучших для этого средств.

Приведенные мной письма и истории исцелений, хотя их достаточно много, а могло бы быть и еще больше, все же не выходят за рамки частных при­меров. Только на этих примерах слишком опасно строить какие-либо научные обобщения. Наука, осо­бенно медицинская, нуждается в накоплении фак­тов, в глубоких исследованиях и широкомасштаб­ных экспериментах. Такие эксперименты только- только начинаются. #

Вот почему сообщение о том, что некто, заняв­шись оздоровительным бегом, избавился от гипер­тонии и радикулита, не может служить абсолютной гарантией избавления от подобных недугов для вас. Пример говорит лишь о том, что у вас есть шансы избавиться. От себя могу добавить: в содружестве с врачом.

Кстати, взаимоотношения между оздоровитель­ным бегом и медициной — весьма важная тема. Ей в книге посвящена специальная глава. Сейчас же я коснусь проблемы коротко.

Помню, много лет назад, когда появились пер­вые выпуски клуба, я обратился к главному врачу одного из московских врачебно-физкультурных ди­спансеров с просьбой подготовить статью о пользе оздоровительного бега.

—      Оздоровительный бег? — переспросил тот врач с неистребимым сарказмом. — А что это та­кое? О какой пользе я обязан говорить?

—      Разве вы ничего не слышали о трусце? — ошеломленный неожиданным отпором, растерянно забормотал я. — Люди бегут от гиподинамии, от инфаркта... ч

—     Бегут, вы говорите, от инфаркта? — главный врач испепелял меня осуждающим взглядом.— За­помните: прибежать можно только к инфаркту. Я категорически против!

И он торжественно удалился, как выигравший битву полководец с поля сражения.

Врач тот 'был непомерно толст, страдал одыш­кой и выглядел гораздо старше своих лет. Разуме­ется, сам он никогда не бегал. Однако в то время он, увы, отражал наиболее распространенную точку зрения официальной медицины на оздоровительный бег, хотя и тогда в его защиту, утверждая пользу занятий трусцой, высказывались такие видные вра­чи, как горьковский хирург академик АМН СССР Б. А. Королев и его знаменитый коллега из Киева академик АН УССР Н. М. Амосов.

Изменилась ли ситуация сейчас? Да, и притом весьма круто. Вот вам факт для сравнения. В год Московской олимпиады главный врач врачебно- физкультурного диспансера № 1 Лев Николаевич Марков (сам он, кстати, бегает) издал приказ, обя­зывающий весь медицинский персонал диспансера ежедневно в удобное для каждого врача время со­вершать пробежки... Вспомните при этом того не­задачливого главного врача, с которым я разгова­ривал много лет назад. Не правда ли, разница в подходах к оздоровительному бегу изменилась ра­зительно?!

Недавно я получил совершенно замечательное письмо. Написала его в адрес КЛБ секретарь РК КПСС из Каргаполья Курганской области Пи­на Ивановна Красногорцева.

«Я начала бегать, — сообщает она,— по совету врача Галины Петровны Масленниковой в апреле 1974 года. С тех пор не пропускаю ни одного дня. Бегаю в дождь, в снег, в жару, в холод. Получаю огромное удовлетворение. Избавилась от всех не­домоганий. Убеждена: бег — это источник отлично­го самочувствия, энергии, работоспособности! И ни­каких депрессий...»

Не правда ли, прекрасное письмо?! «Я начала бегать по совету врача...» Для нас это особенно важно. Все более и более врачей прописывают сво-' им пациентам медленный бег, и все менее и ме­нее приходит писем, авторы которых сетуют на то, что врачи неодобрительно встретили их жела­ние приступить к занятиям. Было бы несколько^ преждевременно говорить о полном взаимопони­мании и содружестве между бегающими и врача­ми. Однако то обстоятельство, что отношения эти налаживаются к лучшему, не вызывает сомнений.

Мне бы хотелось в предисловии коснуться и еще одного обстоятельства. В тех самых опублико­ванных письмах и историях исцелений вам неред­ко встретятся факты преодоления бывшими боль­ными марафонских и даже сверхмарафонских дистанций. Эти факты носят как раз случайный ха­рактер. Просто чаще всего мне удавалось погово­рить с поклонниками трусцы во время различных соревнований по марафону. Отсюда и столь навяз­чивые упоминания о нем.

Но я вовсе не считаю марафон некоей панацеей. Есть много примеров, свидетельствующих о том, что медленный бег весьма эффективен, когда его продолжительность доведена до часа или несколь­ко больше. Но с другой стороны, нет данных, кото­рые убеждали бы в том, что бежать 3—4 часа (имен­но столько в среднем затрачирают поклонники трусцы на марафонскую дистанцию) для здоровья полезнее, нежели час-другой. То есть очень может быть, что марафон — это чисто психологическая ак­ция. «Я — в прошлом обладатель «букета» болез­ней, человек совсем не сильный,— говорит о себе участник этой акции,—способен покорить 42-кило­метровое расстояние, преодолеть себя, а вот тот здоровяк, гордый своими бицепсами и широкой грудью, на это не способен...»

Я согласен: если есть желание готовиться к ма­рафону, пробежать его — пожалуйста, но вовсе не обязательно, даже, наверное, вредно ставить это желание во главу угла в своих занятиях. Здесь, особенно для людей с пошатнувшимся здоровьем, должно прежде всего торжествовать правило — умеренность и постепенность.

Вот, собственно, и все предисловие. Теперь вас ждут встречи с врачами, учеными, поклонниками оздоровительного бега. Эти встречи так или иначе состоялись на страницах выпусков КЛБ «Советско­го спорта» в разные годы. Их участники порой вы­сказывали различные, а иногда и просто полярные взгляды на некоторые аспекты занятий трусцой. Наверное, я мог бы сгладить противоречия. Но я умышленно решил оставить все так, как есть. Воз­действие медленного бега на человека столь широ­ко, а люди, приступающие к занятиям, столь раз­личны, что —я почти уверен в этом — не может быть каких-то абсолютных, приглаженных, общих методик и советов.

Могу заверить читателей только в одном: все ге­рои книги бегают и безоговорочно верят в целебную и оздоровительную силу трусцы. Истории этих лю­дей, их рассказы, мысли, мотивы увлечения, соб­ранные вместе, на мой взгляд, представят интерес и для тех, кто только собирается выйти на тропу бе­га, и для тех, кто уже бегает. Познакомившись с героями книги, с их взглядами на принципы здо­рового образа жизни, вы сами выберете тот путь, который более всего подойдет вам.