Глава 7. Международная система взаимосвязи работы и отдыха






Хронобиологнческие, медицинские и эконо­мические исследования цикла «бодрствование- сон» человека, а также многочисленные отзывы населения России о применяемой в стране систе­ме исчисления времени (СИВ) показали, что все системы счета времени, опережающие в данной географической местности ритм смены дня и но­чи, являются вредными для здоровья людей, осо­бенно для растущего организма детей, и для эко­номики стран, которые такие СИВ применяют. Вредное влияние подобных СИВ усугубляется при постоянном в течение года времени начала работы (учебы).

В результате совместного воздействия на орга­низм человека такого рода СИВ и постоянного вре­мени начала рабочего дня большинство населения лишается в течение большей части года необходи­мых для здоровья предутренних фаз ночного сна, сокращается и нормальная продолжительность сна. Это сокращение вызывает хроническое недо­сыпание, которое даже при начале работы в 9 часов утра составляет не менее 1,5—2 часов и повторяет­ся ежесуточно, еженедельно, из месяца в месяц всю трудовую жизнь. Хроническое недосыпание накап­ливается и не компенсируется в полной мере ни ме­дицинскими средствами, ни лучшим питанием, ни сном до полудня по выходным дням.


Хроническое недосыпание приводит к заболе­ваниям центральной нервной, сердечно-сосуди­стой, иммунной, пищеварительной, эндокринной систем, органов дыхания человека. А практикуе­мые в одной трети стран мира весенний и осен­ний переводы стрелок часов вызывают десинхро­ноз — нарушение согласованной работы всех систем жизнедеятельности людей.

Все нарушения нормального ночного сна ус­коренно изнашивают организм человека, что приводит к синдрому хронической усталости, по­давляющему волю людей к жизни, провоцирую­щему депрессию или агрессивность и вызываю­щему тягу к алкоголю, табаку, наркотикам — кажущимся средствам биологической защиты организма от хронической усталости.

На примере российской СИВ, которую не применяет ни одно другое государство СНГ и страны Балтии — той СИВ, которую за послед­ние 24 года в России изменяли четыре раза (в 1981, в 1991, 1992 и в 1996 годах), оставляя по­стоянным время начала работы, учеными Меж­региональной Ассоциации «Сибирское соглаше­ние», Российской Академии медицинских наук и СПб-комитета доказаны:

1)     причинно-следственная связь нарушении здоровья, снижения работоспособности и роста смертности населения России с воздействием на него «декретного» зимой, «декретно-летнего» времени летом и смещения перехода от летнего к зимнему времени, с 1996 г., на месяц вперед — с сентября на октябрь;

2)  демографическая опасность подобных СИВ из-за снижения рождаемости, роста смертности и особо вредного воздействия таких СИВ на расту­щий организм детей;

3)    незначительность экономии электроэнер­гии, достигаемой применением СИВ, опережа­ющих поясное время. Эта экономия' в России составляет всего 0,5% от производимой элект­роэнергии, а удельная душевая экономия, в рас­чете на одного жителя страны в ГОД,— всего 26—30 кВт-часов и по стоимости не превышает 25—28 рублей, т. е. меньше доллара в год в ценах 2004 г. Эта величина не сравнима с ущербом здоровью каждого жителя России и ее экономи­ке из-за снижения работоспособности в течение года на 10%, что приводит к потере ВВП страны, которая больше этой экономии в десятки раз (в 2004 г.— минимум в 33 раза), в частности и вследствие увеличения количества аварий и ка­тастроф по вине человека, вызванных хрониче­ским недосыпанием и хронической усталостью;

4)   необходимость согласования времени начала работы на предприятиях, в учреждениях, органи­зациях и фирмах дневной формы деятельности, где занято 80—90% трудоспособного населения, с временем восхода Солнца в данном районе часово­го пояса в данный сезон года —с естественным временем настройки организма человека на днев­ную деятельность.

Для такого согласования необходимо перейти к круглогодичному поясному времени — в той трети стран мира, которые применяют СИВ, опе­режающие поясное время, и во всех странах — к организации работы и учебы по времени, близко­му к местному солнечному, т. е. с отказом от ны­нешней практики постоянного в течение года и одинакового на всей территории часового пояса времени начала рабочего (учебного) дня.

Поэтому предлагаемый специалистами МА «Сибирское соглашение», СПб-комитетом и одобренный учеными РАМН переход к поясному времени, дополненный своим для каждого райо­на часового пояса и данного сезона года време­нем начала работы (учебы), зависящим от мест­ного, среднего солнечного времени восхода Солнца в этом районе в определенные календар­ные даты года, приведенный выше, целесообраз­но распространить на все страны мира — в инте­ресах оздоровления их населения и экономики.

Исходя из анализа возможных вариантов су­точного цикла «бодрствование—сон», проведен­ного СПб-комитетом, летом во всех странах мира целесообразно на среднем меридиане каждого ча­сового пояса Земли пробуждаться в 6 часов пояс­ного времени, иначе начало ночного сна детей, да и взрослых сдвинется на светлое время предыду­щих суток, что приведет к указанным выше нару­шениям ночного сна и вредным их последствиям.

Начинать работу (учебу) летом следует, в среднем, в 8 часов, оставляя два часа на пробуж­дение, утренние процедуры, завтрак и переезд (переход) к месту работы или учебы. При опре­делении времени начала рабочего дня летом в районах вне среднего меридиана часового пояса следует учитывать их отстояние по долготе от среднего меридиана и начинать работу в районах к востоку раньше, а в районах к западу от средне­го меридиана позже, чем на среднем меридиане. Для осени, зимы и весны целесообразен иной ре­жим рабочего дня — с двухступенчатым перехо­дом от зимнего режима к летнему и обратно. Это позволит сделать этот переход более плавным, приблизив в максимально возможной степени организацию цикла «бодрствование—сон» к рит­му смены дня и ночи, к которому организм чело­века приспособился в ходе эволюции. Сдвиг вре­мени начала ночного сна, неизбежный при каждом изменении режима времени начала рабо­чего дня, при этом получается небольшим, даже у Полярного круга — в пределах одного часа.

При таком двухэтапном переходе от зимнего режима работы к летнему границы переходных периодов года определяются так, чтобы сдвиги времени начала работы в начале и в конце каждо­го переходного периода были практически оди­наковыми.

Результаты такого определения для северного и южного полушарий Земли показаны на рисун­ках 13, 14 и 15, 16 соответственно.

На рисунках 13 и 14 приведены графики пояс­ного времени восхода Солнца в дни зимнего солн­цестояния: для северного полушария — 22 декаб­ря, а для южного полушария — 22 июня, а также показаны графики поясного времени восхода Солнца в следующие, так называемые опорные календарные даты: 04 ноября и 22 февраля для северного полушария, 27 апреля и 19 августа — для южного полушария Земли.

Рисунки 15 и 16 иллюстрируют двухэтаипый переход от летнего времени пробуждения к зим­нему: 23.09 и 04.11 для северного, 21.03 и 27.04 — для южного полушария.

В таблицах 9 и 10 приводятся схемы определе­ния поясного времени начала работы (учебы) в любом районе часового пояса северного полуша­рия, к югу от Полярного круга, и южного полуша

рия соответственно: летом, в переходные периоды года и зимой. Искомые данные для районов и пун­ктов с промежуточными по широте и долготе ко­ординатами находятся линейной интерполяцией.

Для государств, границы которых выходят за штатные долготные границы часового пояса международной системы часовых поясов, равно как и для таких же субъектов Российской Феде­рации, поясное время начала работы можно рас­считать методом линейной экстраполяции.

В предлагаемой международной системе цик­ла «бодрствование—сон» продолжительность восьмичасового рабочего дня стоит (учитывая, что человек зимой утомляется больше, чем ле­том) варьировать в течение года, установив ее зи­мой и в переходные периоды года равным 7,5, а летом — 8,5 часа.

Предлагаемая организация цикла «бодрствова­ние—сон» сочетает в себе известные преимущества поясного времени — очевидную простоту счета времени из-за отсутствия переводов стрелок часов, облегчение научных исследований международно­го характера, более простое, чем при жизни по ме­стному солнечному времени, решение транспорт­ных и информационных проблем, а также проблем автоматизации управления и преимущества жиз­ни по местному солнечному времени — вследствие максимально возможного в рамках поясного вре­мени приближения цикла «бодрствование—сон» к ритму смены дня и ночи. Такая организация взаи­мосвязи работы и отдыха практически лишена не­гативных факторов, присущих всем СИВ, которые опережают в данной местности свойственное ей среднее солнечное время, и тех негативных факто­ров, которые присущи поясному времени: отсутст­вие учета изменения времени восхода Солнца с широтой и в течение года, а также неучет отстоя­ния конкретного района, населенного пункта по долготе от среднего меридиана пояса.

Рассмотренная организация суточного цикла «бодрствование—сон» предполагает лишь реко­мендательный характер установления взаимо­связи работы и отдыха — в виде принципиально общих для разных территорий земного шара ре­комендаций о времени начала дневной деятель­ности людей. Эта организация дает возможность выполнения условий нормального ночного сна человека: пробуждения его не раньше восхода Солнца и возможности иметь нормальный по длительности ночной сон, не претендуя на отказ в экваториальных и тропических странах от при­вычной и полезной «сиесты» — дневного пере­рыва в работе из-за высокой температуры возду­ха в послеполуденные часы.

В Заполярье, к северу от Полярного круга, где нет нужды в согласовании режима работы с усло­виями солнечной освещенности, следует, учиты­вая пожелания жителей Крайнего Севера, летом начинать рабочий день в 8, зимой в 10, а в пере­ходные периоды года — в 9 часов утра по поясно­му времени.

Предлагаемая международная организация жизнедеятельности позволит достичь наиболь­шего возможного и практически приемлемого со­ответствия цикла «бодрствование—сон» людей природному ритму смены дня и ночи и значи­тельно улучшит (без финансовых затрат) здо­ровье населения, в первую очередь здоровье жен­щин и детей, повысит жизненную энергию всех категорий населения и их сопротивляемость вредным влияниям и воздействиям. Будет повы­шена производительность труда и качество уче­бы, продолжительность активной жизни людей, сокращены их расходы на лечение. Уменьшится аварийность на производстве и в быту по вине человека — наименее надежной составляющей системы «человек—техника».