Глава 6. Суточный и годовой циклы «бодрствование—сон» населения России и других стран мира






 

Глава 6. Суточный и годовой циклы «бодрствование—сон» населения России и других стран мира

Обоснование возврата России к поясному времени и перехода на сезонные районные режимы времени начала работы и учебы

Для оценки необходимости возврата России к счету времени по международной системе часо­вых поясов и перехода к сезонньш районным ре­жимам времени начала рабочего дня проведем сравнение вариантов пробуждения после ночного сна для применяехмых в мире систем исчисления (счета) времени. Используем при этом рис. 7 с нанесенными на нехМ графиками времени начала утренних гражданских сумерек (сплошные кри­вые линии) и времени восхода Солнца (пунктир­ные кривые), рассчитанными для северной гео­графической широты 50°. У левой ординаты рис. 7 показаны часы поясного (Тп) и декретно- летнего (Тдл) времени, а у правой ординаты — ча­сы декретного (Тд) времени.

В верхней части рис. 7 показаны:

двойной сплошной линией (вариант «А») — график времени пробуждения при круглогодич­но:! жизни по поясному времени с одноэтапным переходом от летнего времени пробуждения к зимнему и обратно;

пунктиром (вариант «Б») — график време­ни пробуждения при круглогодичном декретном времени, опережающем поясное на 1 час;

сплошной волнистой линией (вариант «В») — график времени пробуждения при жизни по евро- американской СИВ: зимой — по поясному, а ле­том — по летнему (Тл) времени, опережающему по­ясное на 1 час;

сплошной одинарной линией (вариант «Г») — график времени пробуждения после сна при нынешней российской СИВ: зимой — по де­кретному, а летом — по декретно-летнему времени.

Взаимное расположение каждой из этих четы­рех линий с пунктирной синусоидой (графиком времени восхода Солнца) показывает, когда при той или иной СИВ происходит пробуждение: ПОСЛЕ или ДО восхода Солнца. Из графиков верхней части рис. 7 видно, что все СИВ со сдви­гом стрелок часов относительно поясного време­ни («Б», «В» и «Г») вынуждают людей пробуж­даться ДО восхода Солнца. Замечу, что для корректного сравнения разных систем исчисле­ния времени принято одно и то же время пробуж­дения в летнее полугодие, равное б часам анали­зируемой СИВ. А поскольку исходной точкой социальной жизни сотрудников данного пред­приятия, учреждения, организации, школы, фир­мы является время начала рабочего дня, которое пока, как правило, постоянно в течение года то последнее условие неизбежно нарушает условия нормального ночного сна, заставляя большинство населения пробуждаться ДО восхода Солнца.

Россия — страна умеренных и высоких геогра­фических широт, и для нее характерна значитель­ная разница во времени восхода Солнца на юге, у параллели 42° и у северного Полярного круга (на широте 66,55°). Эта разница зимой достигает на каждом меридиане часового пояса 3,2 часа. Вот почему обеспечить согласие социального ритма жизни с ритмом смены дня и ночи только за счет возврата к поясному времени не удастся, вот по­чему директор Пулковской Обсерватории акаде­мик О. В. Струве в 1885 г. предостерегал, будучи ответственным за службу времени в России, Пра­вительство страны от перехода с местного, сред­него солнечного времени на время поясное.

Что же теперь предлагает СПб-комитет, учи­тывая проанализированные в книге недостатки СИВ, использующих круглогодичный или сезон­ные сдвиги стрелок часов?

Наша концепция максимально возможного сближения социального ритма жизни с Приро­дой по времени предусматривает:-

1) исчисление (счет) времени па всей террито­рии каждого часового пояса России по междуна­родной системе часовых поясов — с одинаковыми показаниями часов, минут и секунд в пределах по­яса, что удобно и для практической жизни, и для научных исследований международного характе­ра, для организации движения железнодорожного и автомобильного транспорта дальнего следова­ния, для морских и речных судов дальнего плава­ния, связи, радио- и телевещания, для автоматиза­ции систем управления разного предназначения. Этот шаг требует отмены как круглогодичного де­кретного времени, так и летнего сдвига стрелок ча­сов еще на час вперед, то есть отмены декретно- летнего времени, что хорошо видно на рис. 1;

2) реализацию сезонных районных режимов времени начала работы (учебы) — с началом ра­бочего дня на территории каждого часового поя­са к югу от Полярного круга спустя два часа, в среднем, после восхода Солнца в данном районе часового пояса в определенные, опорные для рас­четов, календарные даты, общие для всей России. Этот шаг потребует определенной работы Пра­вительства России, министерств и ведомств стра­ны, органов исполнительной и законодательной власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления и общественных организаций.

СПб-комитет, используя опыт Междуведомст­венной Комиссии по введению в России поясного времени, работавшей в 1918—1920 гг., разработал вариант проекта федерального закона «О переходе Российской Федерации на поясное время — с се­зонными режимами работы и учебы», схему «По­ясное время начала работы на территории часово­го пояса России», предложение по организации социальной жизни по времени в районах Запо­лярья, а также «Финансово-экономическое обос­нование перехода РФ на поясное время с сезонны­ми режимами работы и учебы».

Однако СПб-комитет — общественное объеди­нение и, в соответствии со ст. 104 Конституции Российской Федерации, не имеет права на законо­дательную инициативу. Поэтому разработанные им материалы могут быть лишь основой для про­явления законодательной инициативы органами, перечисленными в ст. 104 Конституции РФ. В связи с этим полагаю необходимым, во-первых, дать дополнительные доказательства верности на­шей Концепции и, во-вторых, пояснить ряд поло­жений упомянутых выше материалов.

Для дополнительных доказательств в пользу предлагаемой СПб-комитетом концепции приве­ду график времени восхода Солнца в середине зимы (22 декабря — в северном и 22 июня — в южном полушарии Земли) и график времени восхода Солнца в день весеннего равноденствия (для северного полушария — 21 марта, а для юж­ного — 23 сентября) — ординату рис. 8. Внизу рис. 8 показаны часы поясного (Тп) и декретного (Тд) времени, а между ординатой рисунка и кри­вой времени восхода Солнца показано, насколь­ко позже 6 часов утра восходит Солнце в разных широтах Земли. Например, у Полярного круга Солнце 22 декабря (в северном полушарии) вос­ходит в 10,6 часа по поясному времени или в 11,6 часа по декретному времени.

На рис. 8 показаны и широтные границы Рос­сии и Канады, США и Франции, а также Чили. Рисунок 8 разработан Л. Н. Ушаковым — моим соавтором по брошюре СПб-комитета «Ложное время — причина болезней, аварий, смертей», из­данной в 2002-2003 гг. в Санкт-Петербурге.

Из рис. 8 видно, что в экваториальных и тро­пических районах Земли, ограниченных диапа­зоном широт от 30° сев. до 30° юж., можно жить по поясному времени с постоянным для среднего

меридиана этих стран временем начала рабочего дня. В районах к востоку от среднего меридиана часового пояса работу следует начинать раньше, а к западу от этого меридиана позже - на вели­чину, соответствующую разности долгот средне­го меридиана пояса и конкретного сто района.

В районах, где разница времени восхода Солн­ца в середине зимы на севере и юге данной стра­ны больше часа, следует перейти к сезонным рай­онным режимам времени начала рабочего дня, иначе разлад социального ритма жизни населе­ния этой страны с ритмом смены дня и ночи бу­дет чрезмерным. Например, в Канаде и России этот разлад зимой, при одинаковом времени на­чала рабочего дня на всей территории каждого часового пояса этих стран (к югу от Полярного круга) будет не меньше 1,6 часа (он будет равен полуразности между 4,6 и 1,4 часа — см. рис. 8). При этом зимой работу придется начинать по­зже, чем летом, па 3 (три) часа (3 часа — полу­сумма 4,6 и 1,4 часа), если не ввести двухэтаппый переход от зимнего времени начала работы к лет­нему и обратно, показанный в нижней части рис. 7 как вариант «Д».

Предлагаемый нами вариант пробуждения по­сле ночного сна при счете времени по междуна­родной системе часовых поясов с двухэтапным переходом от летнего полугодия к зимнему и об­ратно — в воскресенья, ближайшие к 23 сентяоря и 4 ноября, к 22 февраля и 21 марта, со сдвигами времени пробуждения вдвое меньшими, чем ва­риант «А» с одноэтапным переходом — оосспе- чит большее приближение цикла «бодрствова­ние—сон» к ритму смены дня и ночи.

Вариант «Д» реализует идею Председателя Проблемной Комиссии РАМН «Хронобиология и хрономедицина» академика Ф. И. Комарова о максимально возможном, в рамках поясного вре­мени, приближении цикла «бодрствование—сон» человека к ритму Природы по времени и исклю­чает, на мой взгляд, объективные предпосылки к нарушениям нормального ночного сна. Вариант «Д» предусматривает и реализацию предложе­ния Межрегиональной Ассоциации «Сибирское соглашение» о различной для зимы и для лета продолжительности рабочего дня: при восьмича­совом рабочем дне целесообразно зимой тру­диться 7,5, а летом — 8,5 часов.

Для более наглядного показа районной измен­чивости времени восхода Солнца на территории России к югу от Полярного круга и, значит, необ­ходимости перехода к сезонным районным, т. е. своим для данного района пояса режимам време­ни начала рабочего дня приведу рис. 9 с изохрона- ми (линиями равного времени) пробуждения лю­дей относительно времени восхода Солнца — при общем для часового пояса времени пробужде­ния — например, в 8 часов 30 минут 22 декабря и 30 января.

Из левой части рис. 9 (а) видно, что к северо-за­паду от двойной сплошной линии люди в середине зимы будут пробуждаться до рассвета. А до восхода Солнца, естественного рубежа начала дневной их деятельности, они должны будут пробуждаться за полтора-два с лишним часа (изохроны на рис. 9 по­мечены минутами времени). Жители же юго-вос­точных районов пояса, напротив, должны будут вставать спустя час-полтора после восхода Солнца.

Сместив время пробуждения (общее для часового пояса) зимой до 9 часов, мы сократим хроническое недосыпание жителей северо-запада, но увеличим промежуток времени от восхода Солнца до про­буждения для жителей юго-востока пояса.

Аналогичный вывод можно сделать и по пра­вой части рис. 9 (б) — вывод о необходимости введения сезонных районных режимов времени начала рабочего дня на территориях часовых по­ясов России к югу от Полярного круга. Замечу, что рис. 9 (б) построен для 30 января, когда на всей территории часового пояса к югу от Поляр­ного круга люди при действующей СИВ пробуж­даются в те же 8 часов 30 минут утра — после на­чала гражданских сумерек.

Напомню, обратившись к рис. 7, что изменять время пробуждения в течение лета, «отслежи­вая» этим изменения времени восхода Солнца, нельзя: это резко сократит нормальную для здо­ровья длительность ночного сна, ведь кого же можно уложить спать в светлое время предыду­щих суток? Поэтому для лета СПб-комитет пред­лагает, как видно из схемы на рис. 10, иметь на среднем меридиане пояса постоянное время на­чала работы — 8 часов утра по поясному време­ни. При этом время начала работы в районах к востоку от среднего меридиана будет меньше 8 часов, а в районах к западу — больше 8 часов.

Имея схему, приведенную на рис. 10, дополнен­ную данными для тех районов субъекта Федера­ции, которые выходят за долготные рамки между­народной системы часовых поясов (±7,5 градуса от среднего меридиана пояса), при помощи линей­ной экстраполяции по широте и долготе можно


достаточно просто установить, когда следует на­чинать рабочий день в том или ином районе субъ­екта Федерации — подобно тому, как сейчас учи­тывается разница времени между районами, расположенными в разных часовых поясах. В За­полярье, где нет смысла в привязке режима рабо­ты ко времени восхода Солнца, рабочий день на объектах дневной формы деятельности следует начинать, учитывая пожелания жителей Крайнего Севера и соображения об удобстве их взаимодей­ствия с центральными районами часовых поясов, летом — в 8, зимой — в 10, а в переходные перио­ды, общие для всей России, — в 9 часов утра. Не­значительное усложнение социального ритма жизни с лихвой, на мой взгляд, компенсируется отсутствием переводов стрелок часов, с одинако­выми их показаниями на всей территории каждо­го часового пояса России и, главное, максимально возможным, в рамках удобного поясного времени, приближением социального ритма жизни людей к ритму смены дня и ночи.

Предлагаемый СПб-комитетом социальный ритм жизни обладает всеми преимуществами по­ясного и местного солнечного времени, по кото­рому организуется дневная деятельность людей, и при этом лишен их недостатков.


Прежде чем перейти к изложению расчетов по­ясного времени начала рабочего дня на террито­рии субъектов Российской Федерации, замечу, что, во избежание слишком позднего начала работы (учебы) зимой у Полярного круга, расчет этого времени на схеме рис. 10, предусматривал самым поздним временем начала рабочего дня 12 часов, а не 13, что отвечало бы фактическому поясному вре­мени восхода Солнца на среднем меридиане пояса у Полярного круга, равному 10 часам 30 минутам. Следовательно, предлагаемые моменты времени начала работы в районах, близких к Полярному кругу, обеспечивают пробуждение населения этих районов не с восходом Солнца, а на час раньше, то есть после начала рассвета (продолжительность ут­ренних гражданских сумерек у Полярного круга в середине зимы — больше 100 минут).

Как видно из рис. 10, СПб-комитет предлагает учитывать обе — широтную и долготную — со­ставляющие времени восхода Солнца на терри­тории часового пояса к югу от Полярного круга.

Приводимые на рис. 10 моменты поясного вре­мени начала работы (учебы) предусматривают двухчасовой интервал времени между пробужде­нием и началом рабочего дня. Рассчитанные зна­чения путем интерполяции (если искомый район пояса находится в пределах долготных границ международной системы часовых поясов) или ме­тодом экстраполяции (в противном случае) реко­мендуется округлять до ближайших 10—15 минут. По мнению академика Ф. И. Комарова, местным властям городов, поселков, а в сельской местно­сти - районов следует дать право уточнять реко­мендованное Правительством России время нача­ла рабочего (учебного) дня на объектах дневной формы деятельности, учитывая при этом особен­ности местной жизни.

Одним из основных условий нормального ночного сна людей является, как известно из ис­следований К. Питтендриха (1964 г.) и группы, руководимой профессором В. И. Хаснулиным (1994—2002 гг.), отсутствие скачков в длитель­ности соседних суток. Эти скачки, свойственные сезонным переводам стрелок часов на летнее и затем — на зимнее время, сокращают продолжи­тельность жизни, нарушая согласованную работу всех систем жизнедеятельности человека и вы­зывая этим упомянутый выше десинхроноз.

Для доказательства того, что предлагаемые СПб-комитетом изменения времени начала рабо­ты и учебы не вызывают вредных для здоровья и жизни людей скачков длительности соседних су­ток, приведем хронограмму ночного сна детей 22— 23 февраля и 21—22 марта при переходе в север- пом полушарии Земли от зимнего режима работы к летнему (рис. 11). Эта хронограмма построена для географической широты 60° сев., на которой разница во времени восхода Солнца на одном и том же меридиане в середине зимы и в день весен­него равноденствия составляет три часа.

Чтобы сделать переход от зимнего режима ра­боты к летнему менее резким, СПб-комитет пред­лагает переход этот выполнять в два этапа (вари­ант пробуждения «Д» на рис. 7), изменяя при этом время начала работы на каждом этапе при широте 60° на полтора часа.

Прежде чем пояснить рис. 11, вспомним, что длительность нормального ночного сна детей со­ставляет, в среднем, зимой И, а летом — 10 часов. Тогда из хронограммы ночного сна детей можно видеть, что в ночь с 21 на 22 февраля дети долж­ны спать 11 часов и при этом пробуждаться 22 февраля не ранее 9.00, во время восхода Солн­ца 22 декабря па параллели 60° сев.



На первом этапе перехода от зимы к лету, в ночь с 22 на 23 февраля, дети могут спать уже не 11, а 10,5 часа, пробуждаясь 23 февраля в 7:30 утра.

На втором этапе перехода от зимы к лету, в ночь с 20 на 21 марта, дети спят 10,5 часа, а в сле­дующую ночь они будут (в ночь с 21 на 22 марта) спать уже не 10,5, а 10 часов, то есть жить уже по летнему времени, пробуждаясь в 6.00 поясного времени.

Что характерно для этих переходов? Длитель­ность соседних суток остается неизменной. По шкале поясного времени сдвигаются лишь момен­ты времени начала и окончания ночного сна нор­мальной продолжительности. Такой же вывод справедлив и для любой другой географической широты места проживания, а также для нормаль­ного по длительности сна подростков и взрослых. Разумеется, такие изменения времени начала ра­боты будут практически производиться не в точно приведенные выше календарные даты, а в ближай­шие к ним воскресенья. Следует также добавить, что сдвиги времени начала ночного сна населения России при переходе от зимнего режима работы к летнему далее на широте 60° не превысят одного часа — при сдвиге времени пробуждения на полто­ра часа. Почему же? Да потому, что нормальная длительность ночного сна всех возрастных катего­рий населения страны летом меньше, чем зимой, на один час.


Таким образом, сезонные изменения режима сна и работы при жизни по поясному времени не приведут к нарушениям сна, а, напротив, обеспе­чат согласие жизни людей с Природой по време­ни. Замечу, что при желании сделать сдвиг време­ни отхода детей ко сну более плавным начинать этот переход можно за 3-5 дней до перехода на весенне-летнии режим работы (учебы), уменьшая время отхода ко сну по 10-15 минут ежедневно

Выгоды предлагаемого социального ритма жизни населения России

Одна из очевидных выгод — отсутствие скачков времени начала рабочего дня на грани­цах часовых поясов и на границах субъектов Российской Федерации.

Существенным препятствием переходу России на поясное время международной системы часо­вых поясов было в свое время наличие одночасо­вых скачков времени начала работы на границах соседних часовых поясов (см. левую часть рис. 12). Вторым препятствием этому переходу было отсут­ствие зависимости поясного времени начала рабо­чего дня на территории часового пояса от времени восхода Солнца, разного в разных географических широтах пояса, т. е. от условий солнечной осве­щенности, которым была практически подчинена в конце XIX в. вся жизнь крестьян - подавляющей части населения тогдашней России.

Правая часть рис. 12, на которой двойная на­клонная линия характеризует поясное время на­чала работы на границе соседних часовых поя­сов, да и на всей территории каждого из этих поясов (при времени начала рабочего дня, свя­занном с поясным временем местного восхода Солнца, своим для данного конкретного района

I часового пояса) ПОКАЗЫВАЕТ что гфи пред­лагаемой композиции поясного и местного, сред- ^ него солнечного времени не будет скачков време- $ ни начала работы на границах соседних часовых ? поясов (t = 0). Ясно, что таких скачков не будет и |на тех границах субъектов Российской Федера­ции, которые выходят за штатные долготные гра­ницы международной системы часовых поясов. I А рис. 10 является наглядным свидетельством |того, что предлагаемый социальный ритм жизни ^учитывает зависимость времени начала рабочего |дня от условий солнечной освещенности в дан­ном районе часового пояса. I Другая выгода — уменьшение пиковых ут- |ренних и вечерних нагрузок на электростанции £ России.

| В официальном отзыве Правительства РФ на |.проект федерального закона «Об исчислении f времени в Российской Федерации в соответст­вии с международной системой поясного време­ни», внесенном 27 марта 2000 г. депутатом Госу­дарственной Думы РФ Н. Ф. Герасименко, было ^сказано: «Пик вечернего максимума нагрузки ^электростанций возрастет на 8 миллионов кило- I Ватт (в тексте ошибочно написано: „килоВатт- |часов".— В. А.) после отмены „декретного часа" и f „летнего" времени».

i На самом деле, из-за более раннего времени |начала работы на юге России, чем на севере, у |Полярного круга (зимой, как видно из рис. 10, на |два, а в переходные периоды года — на один час), |нагрузки, вечерние и утренние, на электростан­ции уменьшатся минимум на 8%. Степень этого 1 уменьшения рассчитана по формуле:

Кун =21 Кун xq

лТ1

где КуН — сезонный коэффициент уменьше­ния нагрузки на электростанции страны, вычис­ляемый, в свою очередь, по формуле:

Кун-^tpA+to6+AT

ВС

здесь дТвс — разность времени начала работы на севере и на юге часового пояса России в i-й се­зон года (в часах);

tpjx номинальная продолжительность рабо­чего восьмичасового дня, равная, с учетом реко­мендации специалистов Межрегиональной Ассо­циации «Сибирское соглашение», зимой и в переходные периоды года 7,5 часа;

t05 — время обеденного перерыва, принятое нами равным одному часу

Величина q} — длительность, в долях года, зимнего и переходных периодов года, которая равна для зимы — 0,293, а для переходных перио­дов года — 0,197.


Приведенные выше результаты расчетов пред­полагают допущение о равномерном распределе­нии потребляющих мощностей на территориях часовых поясов, расположенных к югу от Поляр­ного круга. Следовательно, эти результаты явля­ются приближенными. Однако при решении воп­роса о возврате к поясному времени принятое допущение вполне правомерно. Нужно заметить также, что на электростанциях Крайнего Севера
|уменьшения их нагрузок не может быть из-за по­стоянного в данный период года времени начала f-работы на всей территории Заполярья, а на всей |территории каждого часового пояса страны пред­приятия с круглосуточной сменной деятельно­стью работают, как правило, без пиков перегрузок, Двойственных предприятиям дневной формы дея­тельности.

| Таким образом, утверждение Правительства |РФ о возрастании нагрузок на электростанции iстраны при возврате России к поясному времени ^следует признать ошибочным.

Очевидно также, в перспективе, уменьшение ^вероятности ошибок при решении задач само- |дето- и судовождения и уменьшение затрат на 1рограммное обеспечение автоматизированных систем связи, навигации и управления, у При круглогодичной жизни по поясному вре- §мени мы будем иметь, как известно, одинаковые Показания часов на всей территорий каждого |часового пояса, а отличие поясного времени от всемирного, гринвичского, составит целое чис- дло часов, равное номеру пояса. Это удобно для ^практической жизни и согласования всех дейст­вий на Земле, в том числе — научных исследова­ний международного характера. Кроме того, бу- |дет исключена необходимость корректировки ^дважды в год системы счета времени, что умень­шит вероятность ошибок и повысит надежность решения задач самолето- и судовождения, а так- *Же сократит трудоемкость, время разработки и ^стоимость программного обеспечения соответ­ствующих систем связи, навигации и управле­ния.


Есть ли у предлагаемого социального ритма жизни недостатки?

Как видно из рисунков 4 и 5, возврат к поясному времени и переход к сезонным районным режимам времени начала работы приведет к более позднему, чем сейчас, времени окончания рабочего и учебно­го дня. При этом в зимнее полугодие рабочий день будет заканчиваться в темное время суток. Однако новый социальный ритм жизни исключит, как уже было показано, объективные предпосылки ко всем нарушениям нормального ночного сна для подав­ляющего большинства взрослого населения стра­ны, не занятого ночной или сменной работой, и практически для всех детей и подростков. Как гово­рится, «игра стоит свеч», ведь еще в 1918 г. Ю. М. Шокальский, Президент Русского геогра­фического общества, заявил, что «абсолютно без недостатков системы быть не может».

Известно, как велика сила привычки, в данном случае — привычки к постоянному в течение года времени начала работы. Поэтому противники предлагаемого СПб-комитетом социального ритма жизни считают еще одним недостатком этого рит­ма разное в различные периоды года время начала рабочего дня. Однако без такой меры не обеспе­чить достижение согласия социального ритма жиз­ни с ритмом смены дня и ночи. Ведь из анализа данных таблицы 7 видно, что без перехода к сезон­ным районным режимам времени начала рабочего дня, только за счет возврата к круглогодичной жизни по поясному времени, проблему согласова­ния социальной жизни по времени с Природой можно решить лишь частично — на одну треть а на югё России - наполовину. Не стоит забывать и'о том, что наибольшие возражения имеются v чи­новников разных уровней управления. Им, де_ екать, «трудно будет управлять подведомственны­ми им учреждениями и организациями из-за разного времени начала их работы в разных райо­нах часового пояса». Однако, имея схему, подоб­ную схеме на рис. 10, определить искомое время и осуществить функции управления достаточно просто — подобно тому, как управляют учрежде­ниями и организациями, находящимися в разных часовых поясах России.

Существенные преимущества предлагаемого социального ритма жизни населения России

- Предлагаемая композиция поясного и мест­ного солнечного времени обеспечит наибольшее возможное согласование ритма социальной жизни населения страны с природным ритмом смены дня и ночи. Она исключит объективные предпосылки к лишению людей предутренних фаз сна и к накапливающемуся день ото дня хроническому недосыпанию, которое длится в России в течение большей части года и варьиру­ется от одного до пяти часов ежесуточно — в за­висимости от времени начала работы, географи­ческого положения района часового пояса и времени года.

Такой социально-временной распорядок по­зволит:

уменьшить хроническую усталость и увели­чить не менее чем на 10% работоспособность людей;

уменьшить хроническую заболеваемость большинства населения, вызываемую нарушени­ями нормального ночного она, особо вредными для растущего организма детей;

повысить производительность труда и каче­ство учебы вследствие исключения сонливости и повышения работоспособности;

уменьшить аварийность и травматизм по вине человека;

  увеличить среднюю продолжительность жизни населения России, в том числе за счет ис­ключения скачков длительности соседних су­ток — скачков, вызванных сезонными перевода­ми стрелок часов;

снизить затраты государства и граждан на лечение, в том числе за счет точной (по времени) реализации рекомендаций хрономедицины;

повысить уровень физического состояния жителей страны и спортивные результаты наших спортсменов;

уменьшить нарко- и алкогольную зависи­мость населения за счет его оздоровления и по­вышения сопротивляемости вредным внешним влияниям;

уменьшить минимум .па 70 тысяч в год смертность граждан России;

увеличить минимум на 1—2% валовой внут­ренний продукт (ВВП) России за счет роста ра­ботоспособности населения на 10%.

Думается, что перспектива реализации пере­численных позитивных изменений говорит сама за себя.