Глава 5. Хронобиологические расчеты недосыпания населения России






 

Глава 5. Хронобиологические расчеты недосыпания населения России

Для наглядной оценки недосыпания жителей России при постоянном времени начала их рабо­ты или учебы в течение года в условиях жизни по нынешней российской системе исчисления вре­мени построим нетрадиционные графики темно­го (а не светлого, как в традиционных графиках) времени суток и времени восхода Солнца на сред­нем меридиане часового пояса страны для летне­го (рис. 4) и зимнего полугодий (рис. 5) — для географических широт 40, 50 и 60°.

На этих графиках в виде прямоугольников на­несены границы нормального ночного сна детей, подростков и взрослых людей. Внутри этих гра­ниц показана, в часах, средняя продолжитель­ность этого сна. На рисунках 4 и 5 границы тем­ного времени суток показаны сплошными кривыми линиями, а графики времени восхода

Солнца — пунктирными кривыми. На левых шкалах этих рисунков показаны часы поясного (Тп) времени, а на правых шкалах — часы декрет­но-летнего (Тдл) на рис. 4 и часы декретного (Тд) времени на рис. 5.

При действующей СИВ рабочий день круг­лый год начинается в одно и то же время. Поэто­му для оценки недосыпания людей примем одно и то же, постоянное в течение года время про­буждения после сна, равное 6 часам по поясному, декретно-летнему и декретному времени. Поче­му выбрано время пробуждения, равное 6 часам? Да потому, что 6 часов — самое позднее в летнее полугодие поясное время восхода Солнца на среднем меридиане пояса (21 марта, день весен­него равноденствия, после которого Солнце вос­ходит раньше 6 часов по поясному времени).

При таком времени пробуждения по поясному времени люди будут просыпаться летом всегда с восходом Солнца или позже него, но не раньше. Кроме того, при пробуждении в 6 утра поясного времени летом будет в наибольшей степени обес­печена, как можно видеть из рис. 4, нормальная длительность ночного сна — в течение всего лета. Таким образом, в летнее полугодие предлагается иметь постоянное время пробуждения, т. е. не «отслеживать» летом кривую времени восхода Солнца, что привело бы к смещению времени на­чала сна на слишком раннее, светлое время пред­ыдущих суток.

Длительность нормального ночного сна мак- v, симальна для детей, да и нарушения сна наибо­лее вредны для них же. Поэтому оценку степени недосыпания жителей России начнем с них.


| Из рис. 4 видно, что летом при пробуждении |детей в 6 часов утра по действующему декретно- летнему времени нормальный их сон должен на­чинаться в 20 часов по тому же времени, а по по- мясному — в 18 часов, когда ни биологически, ни ^психологически организм ребенка не готов ко сну. рЗидно также, что вечернее сокращение длитель- " юсти нормального ночного сна детей, т. е. их ве- 1ернее недосыпание, имеет место практически в течение всего летнего полугодия и составляет, в среднем: на юге России — 1 час, на широте 50° — f 1,5 часа, а на широте 60° — 2,5 часа. Значит, осред- 1енная для территории России к югу от полярно­го круга величина летнего вечернего хроническо­го недосыпания детей составляет, таким образом, $1,7 часа при начале учебы в 8 часов утра. i При начале занятий в школе в 9 утра и том же |часовом промежутке времени от пробуждения до ^начала учебы детям нужно бы лечь спать в 21 час |до декретно-летнему, напомню, времени. При |этом среднее вечернее сокращение ночного сна (детей составит: на юге России — 0,4 часа, на ши- |роте 50° — 0,9 часа, а на широте 60° —1,8 часа. |3начит, осредненная величина летнего вечернего ^хронического недосыпания при начале учебы в утра составит 1 час. Среднее утреннее недосы­пание детей, лишающее их весьма важных для физического и психического здоровья предут­ренних фаз сна, составляет на юге России 0,4 ча­са и длится около двух месяцев, на широте 50° оно, как и на широте 60°, такое же по величине, |но длится меньше, около одного месяца. I Степень недосыпания взрослых оценим по тем |из них, кто вынужден начинать работу в 7 часов ут­ра. Эти люди должны пробуждаться в 5 часов утра. Как видно из рис. 4, эти люди только на широте 60° в течение двух месяцев лета просыпаются после восхода Солнца. На меньших широтах они вынуж­дены пробуждаться все лето в темное время суток, причем среднее время недосыпания составляет на юге России — 2 часа, на широте 50° — 1,8 часа, а па широте 60° — 1,5 часа, а с учетом недосыпания на этой широте в течение четырех, а не шести месяцев среднее недосыпание составляет здесь порядка ча­са. Значит, осредненная для территории России к югу от Полярного круга величина хронического недосыпания взрослых, начинающих работу в 7 утра, составляет 1,6 часа. Замечу, что речь идет только об утреннем недосыпании взрослых, хотя из рис. 4 нетрудно увидеть, что и вечернее недосы­пание имеет место.

Перейдя к зимнему полугодию, из рис. 5 мож­но видеть, что при жизни по действующему в России декретному времени и начале работы взрослых в 7 утра, а учебы детей в 9 утра и взрос­лые, и дети имеют возможность засыпать в тем­ное время суток. Но утреннее их недосыпание, особенно в середине зимы, катастрофично. Сред­нее утреннее хроническое недосыпание детей со­ставляет: на юге России — 0,7 часа, на широте 50° — 1 час, а на широте 60° — 1,5 часа. А наиболь­шее их ежесуточное недосыпание, в середине де­кабря, составляет на юге страны — 1,4, на широте 50° — 2 часа, а на широте 60° — 3 часа!

Средняя величина недосыпания взрослых, на­чинающих работу в 7 утра, составляет на юге России — 2,5 часа, на широте 50° — 2,8 часа, а па широте 60° — 3,3 часа. Значит, осредненная вели- |чина утреннего хронического недосыпания взрослых зимой составляет 2,9 часа, а макси­мальная его величина на широте 60° — 5 (пять!) ^часов.

Результаты более точных расчетов длительно­сти вынужденного преждевременного бодрство­вания населения ряда городов России в начале и |конце лета, перед осенним переходом от летнего |к зимнему времени, и в средине зимы приведены таблице 7, рассчитанной с помощью Астроно­мического Ежегодника. Эти результаты учитыва­ет отстояние городов от среднего меридиана их |часового пояса и подтверждают итоги анализа |графиков на рисунках 4 и 5. % Из таблицы видно, что нынешняя российская ЮИВ вызывает тем большее опережение времени ^пробуждения относительно восхода Солнца в Жданном районе часового пояса и тем больший ^разлад жизни людей с ритмом смены дня и ночи, |чем раньше время начала работы и чем выше гео­графическая широта этого района.

Из приведенной таблицы при помощи карты часовых поясов можно увидеть, что жители Мос- „квы зимой живут по времени Екатеринбурга, ес- ;.ли начинают работу в 9 часов утра, и по времени "Красноярска — при начале работы в 7 утра. Для ^жителей более северных районов разлад их жиз­ни с Природой по времени еще больше, t Данные таблицы 7 для осени красноречиво ".свидетельствуют о том, что рекомендованное Ев­ропейской Экономической Комиссией ООН ^смещение перехода на зимнее время с сентября £На октябрь продлило на месяц двухчасовое лет- ~нее опережение поясного времени и увеличило
разлад с ритмом смены дня и ночи на час-полто- ра, не приведя к обещанной экономии электро- энергии потому, что продолжительность темного времени суток больше длительности светлого времени суток, за счет которого и возможна эко­номия энергии на освещении жилищ и рабочих мест.

Практика, как известно, критерий истины Поэтому приведу выдержки из двух писем граж­дан России в СМИ и СПб-комитету «За восста­новление в России жизни по поясному времени».

Еще в 1999 г. В. Гаценко, житель Владивостока писал нам: «Донимает постоянное недосыпание. Летом — потому, что темнеет поздно (в 22:30), нет психологической готовности ко сну, приходится позже ложиться спать. Зимой — потому, что вста- , вать приходится задолго до рассвета, что противо­естественно. Весна — вообще наказание: только дождались подъемов с утренней зарей — часы пе­реводятся, и опять все сначала. Осенью было лег­че, но заметили-таки слабину (подчеркнуто авто­ром письма.— В. А.) — и решили часы ближе к зиме переводить. Сейчас мучительно долго ждем перевода часов на „зимнее" время».

Обращаясь к депутатам Государственной Думы и Совета Федерации России, работник ЗАО «Ме­таллист», г. Перми, А. Кузяев писал (см. «Прав­ду». № 31 от 23.03.1998): «Чтобы успеть па работу к 7.10, встаю в 5 утра. И таких, как я, миллионы — рано встающих... Все мы, от мала до велика, недо­сыпаем. А хороший, нормальный сон — это основа долгой жизни, крепких нервов. В марте опять сдвинут время на час вперед. Тогда и я буду вста­вать в 4 утра... А спать будем ложиться по инерции по-старому, т. е. в 12 часов ночи. Недосыпание бу­дет страшное. Наш организм около 2 месяцев бу­дет приноравливаться к новому времени. И как только привыкнет, наступит октябрь, и время опять пойдет назад. Наш бедный организм, стра­дая опять, начнет привыкать к новым условиям... На кой черт мы сознательно нарушаем биоритмы человека? Ради Запада?.. Мне скажут, что рано и засветло закончив работу, можно долго порабо­тать на дачном участке. Так говорят только без­дельники, которые не устают на работе, лишь шта­ны и юбки протирают».

Приведу таблицу 8, которая характеризует хроническое в течение большей части года недо­сыпание населения России из-за вынужденного пробуждения до восхода Солнца.

В заключение вернемся к таблице 7 и отме­тим, что влияние постоянства времени начала ра­бочего дня на разлад социального ритма жизни с ритмом смены дня и ночи зимой вдвое-втрое, как минимум, больше влияния на этот разлад рос­сийской СИВ, причем степень влияния этого по­стоянства тем больше, чем выше географическая широта данного района часового пояса.

Дело в том, что на долю постоянства времени начала работы зимой приходится от двух до пяти часов опережения Природы, тогда как на долю российской СИВ — всего один час. Вот почему, стремясь в интересах сбережения здоровья наро­да к согласию нашей жизни с Природой во вре­мени, нельзя ограничиться только возвратом к международной системе часовых поясов. Необ­ходим и переход к сезонным районным режимам времени начала рабочего дня, своим для разных, по широте и долготе, районов часового пояса и сезонов года.

Этот вывод подтверждается и анализом рис. 5. Из него видно, что самое позднее время восхода Солнца в разных широтах часового пояса неоди­наково и разница значительна: на среднем мери­диане пояса она составляет зимой около 3,2 часа, так как 22 декабря Солнце на широте 42° восхо­дит в 7,4 часа, а у Полярного круга — в 10,6 утра по поясному времени. Значит, рабочий день в разных широтах часового пояса страны следует начинать в разное поясное время, отстоящее от времени пробуждения, то есть от времени восхо­да Солнца зимой в данном районе пояса, в сред­нем на два часа, которые нужны на пробуждение, утренние процедуры, в том числе — на физзаряд­ку, завтрак и дорогу на работу или в школу.

Летом в районах часовых поясов у средних их меридианов следует начинать работу в 8 часов по­ясного времени, а в районах к востоку от средних меридианов — раньше (пропорционально разно­сти долгот между данным районом и средним ме­ридианом пояса). В районах к западу от среднего меридиана пояса работу следует начинать соот­ветственно позже, чем на среднем меридиане. Та­кие рекомендации являются, на мой взгляд, раз­витием точки зрения академика О. В. Струве, директора Пулковской обсерватории в 70-х—80годах XIX в., о нецелесообразности введения в России только поясного времени как имеющего отмеченные им и приведенные в главе 1-й книги недостатки, особо значимые для России, страны с большим диапазоном средних и высоких широт.

Для более наглядного показа того, как дейст­вующая СИВ искажает естественный ход жизни людей, приведу схему суточных циклов сна—бодр­ствования при жизни по поясному и по декретно- летнему времени (рис. 6).

Эта схема рассчитана для среднего меридиана часового пояса и географической широты 50° и состоит из верхней части, характеризующей жизнь по поясному времени, и нижней, соответ­ствующей декретно-летнему времени.

В верхней части рис. 6 нанесены:

ось поясного времени, от 0 до 24 часов;

диапазон времени конца вечерних граждан­ских сумерек в летнее полугодие (на рис. 6 они ограничены двойными пунктирными вертикаль­ными линиями; дети должны, по возможности, ложиться спать после окончания этих сумерек — с началом темного времени суток);

моменты времени восхода Солнца 22 июня (3.50) и 21 марта (6 утра);

положения Солнца в момент полудня по по­ясному времени, то есть в момент наибольшей высоты Солнца над горизонтом;

— моменты захода Солнца 21 марта (18.13) и 22 июня (20.13).

Здесь же отмечено время наибольшей темпе­ратуры воздуха — в 14 часов поясного времени. В нижней части рис. 6 все моменты времени сме­щены на 2 часа — величину сдвига стрелок часов при переходе на декретно-летнее время (Тдл). И в верхней, и в нижней частях рис. 6 показаны периоды нормального по продолжительности ночного сна детей (с 20 до 06 часов) и взрослых (с 22 до 06 часов) по поясному (Тп) и по декрет- нолетнему (Тдл) времени.

Видно, что при жизни по поясному времени ночной сон детей начинается в конце вечерних сумерек, а при жизни по декретно-летнему вре­мени он начинается в светлое время суток.

Из нижней части рис. 6 видно также, что лож­ный полдень, обозначенный на оси Тдл как «12», опережает истинный, и рабочий день несиммет­ричен относительно последнего, что особенно не­удобно для сельского хозяйства, где все связано с Солнцем.

Вот какое доказательство вреда для села опе­режения поясного времени прислала СПб-коми­тету жительница села Орда Пермской области Е. Г. Данилова: «От перехода на летнее время ни­чего, кроме вреда, нет... Я сельский житель. И нам не обойтись без подсобного хозяйства... Чтобы подготовить домашний скот к выгону на пастби­ще (у нас его выгоняют в 7 утра), надо встать, по крайней мере, в 6. А это, в пересчете на поясное время — в 4 утра... Вставать на час раньше физи­чески тяжело, и освещение включать приходится раньше. Какая экономия?! И еще: от летнего вре­мени страдают и животные. Утром идешь к коро­ве, а она еще не встала... Кроме того, у нас па Ура­ле весной долго продолжаются (д0 середины июня), а осенью рано (с августа) начинаются за­морозки. Скот выгоняют на замерзшую траву, жи­вотное может заболеть... Вечером в 8 часов скот надо пригнать домой, а это фактически только 6 часов. Это только жара начинает спадать, и скот начинает есть после дневного зноя. Вот и маемся сами, да скотину маем. О ВЕЛИКИЕ МУЖИ1 ПОЖАЛЕЙТЕ ХОТЯ БЫ ЖИВОТНЫХ!»

В 1981 г., когда было введено декретно-летнее время, одна передовая доярка на вопрос радио­журналиста, как перенесли перевод стрелок она и ее подопечные, ответила: «Я-то перенесла, газе­ты читаю, знаю, что надо, а буренки мои несозна­тельные, они удои снизили».

Прав был в 1988 г. Л. Таранд, когда писал: «Свой негативный и весьма заметный вклад в здоровье детей вносят сезонные сдвиги времени, т. к. в детские.годы человек особенно раним и его нервная система особенно чувствительна ко вся­ким перегрузкам и стрессам... И уж совсем НИ К ЧЕМУ КОРРЕКТИРОВКИ ВРЕМЕНИ ДЛЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА. В НЕМ ВСЕ ЗА­ВИСИТ ОТ СОЛНЦА... Эта связь с Солнцем, столь очевидная для любого крестьянина, к со­жалению, никак не умещается в голове городско­го чиновника» (особенно того, который пробуж­дается после восхода Солнца и начинает работу не раньше 10 часов утра.— В, А.).

Вернувшись к рисункам 4—6, видим, что рабо­чий день на всех территориях часовых поясов России к югу от Полярного круга летом заканчи- ваетея в светлое время суток, как при жизни по поясному, так и при жизни по декретно-летнему времени. При этом зимой восьмичасовой рабо­чий день заканчивается при жизни по поясному времени в темное время суток, в отличие от жиз­ни по действующей СИВ. Даже школьники при семичасовом времени учебы заканчивают ее в темное время суток. Однако ради окончания учебных занятий за час-два до вечерних сумерек не стоит, думается, жертвовать утренним сном и детей, и подростков, да и взрослых.

Данные приведенных выше графиков и таблиц, которые свидетельствуют о вредности для здо­ровья населения России постоянного времени на- ала работы (учебы) и российской СИВ, подтверж­даются многочисленными наблюдениями врачей, учителей, воспитателей в детских учреждениях, да и просто самих жителей страны, в первую оче­редь — родителей малолетних детей. Например, главный научный сотрудник Института гигиены и охраны здоровья детей РАМН Н. Н. Куинджи в ин­тервью «Комсомольской правде» 5 декабря 2000 г. (см. статью «Утром школьник должен спать» на с. 20) сказала: «Когда мы не высыпаемся, мы под­вергаемся тяжелому стрессу. Голодовку человек в состоянии выдержать в течение тридцати дней, а нехватку сна — не более двух-трех. Причем на ум­ственной деятельности недосып даже в два часа сказывается моментально. А если он накапливает­ся в течение длительного времени, то это беда. Ос­лабевает память, падает зрение, подготавливается почва для нервно-психических срывов. Можно го­ворить о национальной катастрофе, если дети в стране почти поголовно поздно ложатся спать и вынуждены (подчеркнуто Н. Н. Куинджи — В. А.) рано вставать, недобрав свою норму сна. А у каж­дого возраста она своя. Дошколята и маленькие школьники должны спать не меньше десяти часов ночью и по возможности два часа днем. Старше­классникам достаточно было бы восьми часов правильного сна».

3. П. Коган из Хабаровска пишет СПб-коми­тету: «Дети встают рано, долго не могут про­снуться, ходят с закрытыми глазами, есть не хо­тят... С кем ни поговоришь — одно и то же. Зрение у детей падает по этой же причине. Глаза закрыты, мозг спит, желудок не работает. Это можно назвать издевательством, уничтожением малолетних».

Воспитательница детского сада Т. Гусева еще в 1996 г. в статье «Пожалейте наших деток» («Ар­гументы и факты». 1996. № 18) писала: «...Сла­бые, часто болеющие дети за первую неделю по­сле перевода стрелок, как правило, заболевают ангинами, бронхитами, ОРВИ... Почему же ме­дики, педагоги, министры здравоохранения и об­разования не бьют во все колокола? Или мы, как стадо неразумных животных, поворачиваем, куда скажут, не задумываясь?»

Судя по сотням обращений во все инстанции, медики и педагоги «бьют во все колокола», а вы­сокие чиновники до сих пор считают социальную жизнь в России безвредной для здоровья. Эти воззрения чиновников весьма на руку фармацев­тическому бизнесу, активно противодействую­щему возврату России к поясному времени — с помощью Госдумы РФ, Комитет которой по охра­не здоровья шестой год занимает на деле пози­цию, угодную бизнесменам фармацевтики, да и ритуальных услуг. Пассивен и Комитет по науке и образованию, имеющий, как и Комитет по ох­ране здоровья, все данные для защиты населе­ния, в первую очередь — детей, от пагубного вли­яния разлада социальной жизни в стране с ритмом Схмены дня и ночи.