Глава 4. Как за границей, и как у нас?






 

Глава 4. Как за границей, и как у нас?

Знаменитый американский ученый и поли­тик Бенджамин Франклин в 70-х гг. XVIII в. рассчитал, что в США летом «в среднем 7 часов в день проходит от восхода Солнца до нашего пробуждения (люди просыпались в полдень, но ложились спать соответственно позже и вынуж­дены были поэтому тратиться на свечное осве­щение)...» (Франклин В. Избранные произведе­ния. М., 1956).

Далее в своем письме «Экономический про­ект» в парижский журнал он писал: «Если мне скажут, что люди склонны сохранять свои старые привычки и что будет трудно научиться вставать до полудня, а, следовательно, мое открытие (Солнце дает свет, как только оно взошло. Если древние и знали это, то с тех пор это могло быть забыто) не представляет ценности, то я отвечу: НЕ СЛЕДУЕТ ОТЧАИВАТЬСЯ... Я верю, что все люди, имеющие здравый ум, как только узна­ют из моей статьи, что с восходом Солнца можно пользоваться дешевым светом, тоже решат вста­вать вместе с Солнцем». Упоминая об этом пе­чатном подтверждении первого условия нор­мального ночного сна человека, считаю его не только интересным, но и имеющим определенное отношение к углублению степени вредного воз­действия на здоровье населения Российской Фе­дерации путем добавления (к летнему сдвигу стрелок часов) с января 1992 г. того круглогодич­ного декретного часа, который был отменен с 31 марта 1991 г. Советом министров СССР на всей территории Союза, но был восстановлен ТОЛЬКО в РФ с января 1992 г. Следует вспом­нить и статью-памфлет Франклина «Как из ве­ликой империи сделать маленькое государство (Правила, преподанные министру при его вступ­лении в должность,— 20 правил)», которая опуб­ликована в тех же «Избранных произведениях»...

Однако обратимся к евроамериканской СИВ и попробуем дать ее хронобиологическую и ме­дицинскую оценки.

«Евроамериканский будильник»

44 страны мира из 205 (21,5%), применяют ев- роамериканскую СИВ, которая опережает пояс­ное время на один час только летом. Применяют ради экономии электроэнергии. Из 14 бывших советских республик эту СИВ используют 6 го­сударств СНГ и три страны Балтии.

Евроамериканская СИВ менее вредна для здо­ровья людей и для экономики государств, ее при­меняющих, чем российская СИВ. Однако и она, в сочетании с постоянным в течение года временем начала рабочего дня на объектах дневной формы деятельности, нарушает условия нормального ночного сна взрослых, не занятых ночной или сменной работой, то есть большинства трудоспо­собного населения (80—90%), и практически всех детей и подростков. Они вынуждены про­буждаться до восхода Солнца, лишаясь важных для здоровья предутренних фаз сна, и хрониче­ски недосыпать из-за сдвига начала ночного сна на более раннее, светлое время предыдущих су­ток.

Скачки длительности соседних суток при пере­ходе на летнее время и возврате на зимнее, поясное нарушают согласованную работу всех систем жиз­недеятельности людей. Они, эти скачки, вызыва­ют, как известно, десинхроноз длительностью у взрослых до 2—3, а у детей — до 6—8 недель. Борь­ба с этим десинхронозом истощает резервные силы организма, сокращается и продолжительность жизни человека. Хроническая усталость, вызван­ная длительным недосыпанием, приводит к хрони­ческим заболеваниям, к депрессии, подавлению воли людей к жизни, снижает работоспособность минимум на 3%, увеличивает аварийность и трав­матизм, а также усиливает тягу людей, особо силь­ную у детей и подростков, к наркотикам всех ви­дов, как средствам, разумеется кажущимся, биологической защиты организма от хронической усталости.

Данные этой таблицы соответствуют двухча­совому промежутку времени от пробуждения до начала работы (учебы). Кроме того, данные для США рассчитаны для средних меридианов поя­сов.

Из таблицы 3 видно, что евроамериканская СИВ вместе с постоянным временем начала ра­бочего дня, если оно меньше 9 часов утра (для Таллина — меньше 10 часов), существенно опе­режает природный ритм смены дня и ночи, опре­деляемый восходом Солнца.

Из сравнения второй и третьей строк таблицы 3 для каждого района, города видно, что смеще­ние перехода к зимнему, поясному времени с сен­тября на октябрь заметно увеличило опережение времени пробуждения для начинающих работу ранее 9 часов. Кроме того, это смещение не дало, да и не могло дать обещанной Европейской Эко­номической Комиссией ООН дополнительной экономии электроэнергии, потому что в октябре длительность темного времени суток превышает длительность светлого времени.

Из верхних строк таблицы 3 видно, что воз­врат только к поясному времени, а зимой страны с евроамериканской СИВ живут по нему, не ре­шит проблему согласования социального ритма жизни с Природой по времени: нужно вводить сезонные районные режимы времени начала ра­бочего дня, более детальному обоснованию кото­рых посвящена глава 5.

Приведем некоторые результаты медицинских исследований влияния хронического недосыпа­ния и весенних переводов стрелок часов в странах с евроамериканской СИВ на здоровье людей.

В Финляндии были проведены исследования состояния здоровья у 1600 взрослых в возрасте от 30 до 50 лет. Оказалось, что «среди мужчин плохое здоровье наблюдалось в 6,5 раз чаще у тех, кто мало спал. У женщин такое соотношение выражалось цифрой в 3,5 раза» (Корен С., 1997).

В США более 24 тысяч смертей в 1988 г. яви­лись результатом несчастных случаев, вызван­ных сонливостью из-за недосыпания, а аварии, в которых главным скрытым фактором стало ухудшение умственной деятельности и внима­ния, привели к 2,5 миллионам травм с потерей трудоспособности. В США и Канаде установле­но, что после весеннего перехода к летнему вре­мени количество смертей от несчастных случаев возрастает на 6%, и на 7% увеличивается число дорожно-транспортных происшествий. (Ко­рен С., 1997).

Известный американский хронобиолог Уильям Демент сообщил в 1999 г. корреспонденту «Ком­сомольской правды», что «ежегодно в США про­исходит около 100 тысяч автомобильных аварий из-за того, что люди засыпают за рулем. И около полутора тысяч человек расстаются с жизнью по этой причине» («Комсомольская правда» от 06.10.1999, с. 12).

Британские ученые выявили, что недостаток сна влечет пагубные нарушения обмена веществ, гормональные и эндокринные нарушения, чрез­вычайно сходные по симптомам с признаками старения. Хроническое недосыпание повышает вероятность заболевания диабетом, гипертонией, провоцирует ожирение и проблемы с памятью. Особенно тревожит ученых то, что угрожающие симптомы появляются всего лишь за неделю не­досыпания.

«В ФРГ с введением летнего времени (с 1976 г.— В. А.) почти 36% населения жалуются на сонливость и чувство усталости по утрам. Учи­теля отмечают, что дети на первых уроках раздра­жены и не способны сосредоточиться... Исследо­вательские институты установили, что человек гораздо дольше приспосабливается к перемене времени, чем он это субъективно ощущает, а именно — цо двух месяцев... Организм подает сиг­налы бедствия, но их никто не слышит. Люди раньше встают, но, как правило, раньше не ложат­ся, и хронический недостаток сна ведет к тому, что организм расходует свою резервную энергию. Человек эксплуатирует свою жизнеспособность» (Летнее время. Да кому оно нужно? // За рубе­жом. 1994. № 11).

На фойе незначительной (меньше 0,5%) эко­номии электроэнергии от жизни по круглогодич­ному декретному времени с летним сдвигом стрелок часов еще на час вперед решение Совета Европейского Союза о смещении перехода на зимнее время с сентября на октябрь не выдержи­вает критики. Почему? Продлевая на месяц двухчасовой (для 7 стран Европы, включая Рос­сийскую Федерацию) разлад с поясным време­нем и увеличивая этим ущерб здоровью людей, их работоспособности и экономике этих стран в целом, это решение не приводит к обещанной до­полнительной экономии энергии: то, что может быть сэкономлено осенью вечером из-за более раннего отхода ко сну, с лихвой будет израсходо­вано утром из-за пробуждения до рассвета...

Медицинские эксперты Эстонии и Латвии от­метили, что перевод стрелок часов дважды в год вызывает стресс, раздражительность и болезни, нарушает гормональное равновесие, особенно страдают дети и старики. Недаром вся Балтия в марте 2000 г. перешла от евроамериканской СИВ к круглогодичному поясному времени, несмотря на то, что ни одна страна Западной Европы по по­ясному времени не живет. Но недолго радова­лись ученые и население Балтии. Совет Европей­ского Союза заставил страны Балтии вернуться к евроамериканской СИВ: Эстонию — в 2001 г., Латвию — в 2002, а Литву — в 2003 г. Замечу, что такое требование Совета ЕС вызвано стремлени­ем угодить интересам туристического бизнеса, фирм по организации досуга и, конечно же, фар­мацевтических компаний, а не интересам населе­ния и экономики этих стран.

Зарубежные ученые, как и российские ученые Сибири, СПб-комитета и Российской Академии медицинских наук, исключая научную элиту Российской Академии наук, идущую на поводу у Правительства, приводят неопровержимые сви­детельства негативного влияния на здоровье лю­дей систем счета времени, опережающих поясное время. Но правительство РФ устами Госстандар­та России продолжает заявлять, что «ни в одной из стран, регулярно и длительное время приме­няющих такой порядок исчисления времени, не выявлено негативного влияния на здоровье в связи с этим процессом. Объективных данных нет и в нашей стране, в противном случае Минз­драв России давно бы представил необходимые материалы во Всемирную Организацию здраво­охранения, мнение которой имеет очень важное значение для принятия документов Экономиче­ских Комиссий ООН» (из письма Начальника Управления метрологии Госстандарта СПб-коми- тету от 2.04.2004 г., № 410-140-4/566). Очевид­но, что и Минздрав, и Правительство упорно не желают здоровья нашему народу и предпочитают мириться с ежегодной преждевременной смер­тью не менее 70 тысяч своих граждан, лишь бы не затронуть интересы бизнеса, в первую очередь фармацевтического и ритуального.

Возвращаясь к зарубежным ученым, следует заметить, что они уже не первый год добиваются внимания к проблеме разлада социального ритма жизни в их странах с ритмом смены дня и ночи. И некоторого понимания со стороны властей добились. В 1993 г. Конгресс США санкциониро­вал создание Национального центра исследова­ния и просвещения по вопросам сна и его рас­стройств на базе Национальных институтов здоровья — после доклада Национальной комис­сии по исследованию нарушений сна на тему «Проснись, Америка». В этом докладе было заяв­лено, что «множество — если не большинство — американцев не способно жить полноценной жиз­нью, постоянно неся на себе груз недосыпания».

Редко кто понимает, что одно из проявлений сонливости — это неспособность человека ее за­метить (Лэмберг Л., 1998). Сегодняшние врачи, а особенно чиновники от медицины, очень мало знают о сне и биологических ритмах. И это — не их вина, а их беда: теория сна в учебных програм­мах даже высших учебных заведений практиче­ски не упоминается ни в США, по данным Линн

Лэмберг и Стенли Корена, ни в России. Показа­тельно, что предложение СПб-комитета о совме­стной с учеными Российской Академии образо­вания подготовке краткого курса лекций по биоритмологии и особенно по сомнологии для всех типов учебных, особенно для медицинских, заведений в мае 2004 г. не было поддержано.

Госстандарт лукавит, говоря и о возможном обращении Минздрава России во Всемирную организацию здравоохранения. СПб-комитет еще в 1999 г. убедился, что наших российских представителей в ВОЗ, заинтересованных в без­бедном существовании за рубежом, ничто, спо­собное пошатнуть их кресла, не интересует. А Минздраву и Госстандарту следовало бы озна­комиться с аргументированным обращением американского врача Матиаса Рата к главам го­сударств и народам «Здоровье для всех к 2020 го­ду» («Известия» от 9 апреля 2003 г.) В нем автор прямо утверждает, что нынешняя ВОЗ находит­ся в руках фармацевтического бизнеса и нужно создать новую Всемирную Организацию Здра­воохранения, которая пропагандировала бы природные лекарственные средства, а не ту со­временную «химию», которая дает баснословные прибыли лекарственным корпорациям, фактиче­ски не излечивая людей.

О центах и процентах

Экономия электроэнергии на освещении жи­лищ и рабочих мест, ради которой социальный ритм жизни в странах с евроамериканской СИВ рассогласован с Природой по времени, незначи­тельна, не больше 0,3% от производимой в этих странах, а годовая душевая величина этой эконо­мии составляет не больше 15—17 кВт-часов. Ущерб же экономике таких стран во много раз больше мифической экономии. Действительно, расчеты Санкт-Петербургского комитета «За восстановление в России жизни по поясному времени», выполненные с учетом работ НИИ ме­дицины труда РАМН, показали, что из-за опере­жения поясного времени на один час в течение 7 месяцев лета (и частично осени) работоспособ­ность людей падает в среднем за год на 3%.

Приняв, что потери валового внутреннего про­дукта из-за снижения работоспособности на 3% составляют 0,3—1,5%, оценим потери экономики, например, США из-за одночасового разлада с по­ясным временем в 2004 г., когда ВВП США соста­вил 13 триллионов долларов. Потери ВВП США составили в 2004 году от 39 до 195 миллиардов долларов.

К потерям экономики, вызванным снижением работоспособности, нужно добавить убытки от автомобильных аварий, вызванных сонливостью водителей: они еще в 1988 г. достигли 37,9 млрд Долларов. Нужно добавить и убытки от аварий на рабочих местах, составившие тогда же 13,4 млрд Долларов, и расходы граждан на лечение заболе­ваний, обусловленных хронической усталостью из-за систематического недосыпания.

Убытки, наносимые народному хозяйству ев­ропейских стран из-за сильной усталости людей, в том числе усталости, вызванной хроническим их недосыпанием, эксперты оценивают более чем в 400 миллиардов евро ежегодно (Хубер А., Фукс Г. 2005).

Как следует из опроса французских врачей, в летнее время сильно возрастает потребление ле­карственных препаратов — на 19%. Люди по ут­рам чувствуют себя такими усталыми, что нуж­даются в поддерживающих силы снадобьях. Вечером же они не могут уснуть, потому что за окном еще светло и слишком шумно. И они бе­рутся за снотворное или за рюмку.

Применение летнего времени вредно и с эколо­гической точки зрения. Зарубежные ученые уста­новили, что автомобильные продукты сгорания и индустриальные отходы образуют гораздо больше вредоносных соединений под воздействием ярко­го Солнца, чем при менее интенсивных солнечных лучах. В Париже, например, во время часа пик об­разуется на 7% больше экологически опасных ве­ществ, если этот пик приходится на 16 часов, а не на 17, как это было бы без летнего времени.

Всё тот же декретный час...

По круглогодичному декретному времени, ко­торое опережает поясное на один час, ныне жи­вут 14 стран из 205, т. е. 6,8% стран мира. В их числе Алжир и Сингапур, для которых произве­дены расчеты хронического недосыпания из-за вынужденного пробуждения людей до восхода солнца, приведенные в таблице 4.

Данные этой таблицы соответствуют двухча­совому промежутку времени от пробуждения до начала рабочего дня.

для Алжира, и для Сингапура, который расположен вблизи эквато­ра, целесообразен отказ от применения декретно­го времени, и что для Алжира с его географиче­ской широтой около 37° бесспорно полезен был бы переход к сезонным режимам времени начала рабочего дня. О Сингапуре этого сказать нельзя: он в экваториальной зоне.

Положительной, с точки зрения социологии, особенностью декретного времени является от­сутствие переводов стрелок часов в течение года (и всех лет применения этой СИВ). Следова­тельно, нет скачков длительности соседних су­ток, скачков, которые вызывают длительный де- сиихроноз в организме человека. Но постоянный разлад с поясным временем, да еще при постоян­ном в течение года времени начала рабочего дня влияет па здоровье людей не меньше евроамери­канской СИВ потому, что декретный час дейст­вует круглый год, нанося при этом больший ущерб для экономики из-за большего снижения работоспособности.

Как показал уже упомянутый опыт отмены де­кретного часа с 1997 г. на Сахалине — путем пе­ревода Сахалинской области в западный, Хаба­ровский пояс — число нарушений здоровья у девушек уменьшилось вдвое, а дети, что весьма показательно, стали активнее и психоэмоцио­нально устойчивее.

Экономия электроэнергии за счет применения декретного времени не превышает 0,3% от произ­водимой в странах с такой СИВ, что доказано расчетами СПб-комитета по Советскому Союзу. Тогда эта экономия на освещении жилищ и рабо­чих мест в СССР составляла около 4 млрд кВт- час — при общей выработке электроэнергии в 1600 млрд кВт-час. А годовая экономия энергии па человека составляла всего 15 кВт-час, что весьма близко к величине годовой душевой эко­номии энергии при жизни по евроамериканской СИВ. Однако ущерб, наносимый ВВП стран с де­кретным временем, в 1,7 раз больше ущерба ВВП стран с евроамериканской СИВ — из-за сниже­ния работоспособности на 5, а не на 3%. Разуме­ется, такой расчет носит приблизительный ха­рактер, ибо не учитывается негативное влияние сезонных переводов стрелок часов.

Россия: экономим на себе

Согласно справке Центрального Диспетчер­ского Управления (ЦДУ) РАО «ЕЭС России», представленной к парламентским слушаниям 23 сентября 1999 г. в Государственную Думу РФ, суммарный ежегодный эффект от действия де­кретного времени, введенного в 1930 г., «превы­шает 1,8 млрд кВт-час, а от летнего сдвига стре­лок часов он равен 1,8 млрд кВт-час». ЦДУ не сообщает, что в 1997 г., на который приводятся данные об экономии электроэнергии за счет лож­ной, по сути, СИВ, в России было выработано 800 млрд кВт-час. А это означает, что экономия электроэнергии за счет опережения поясного времени и в современных условиях меньше 0,5% от вырабатываемой в стране.

Эти данные соответствуют расчетам СПб-ко­митета, согласно которым, а также данным книги «Время и календарь» (Хренов Л. С., Голуб И. Я. М., 1989), экономия энергии за счет применения декретного часа в 80-е годы была меньше 0,3%, а удельная душевая годовая величина этой эконо­мии (в расчете па душу населения в год) была меньше 15 кВт-час.

Экономия электроэнергии за счет применения в 1981 — 1989 гг. декретно-летнего времени была меньше 0,2%, а годовая душевая ее величина бы­ла меньше 11 кВт-час.

А ведь, коль скоро речь идет о здоровье, да и о нормальной жизни каждого жителя страны, именно душевая годовая экономия электроэнер­гии на освещении жилищ и рабочих мест должна быть критерием оценки СИВ. Никакая экономия не может быть ценой здоровья людей, ценой про­должительности их жизни. Невозможно гово­рить всерьез об экономии электроэнергии на ос­вещении жилищ и рабочих мест, если она по стоимости меньше одного доллара США на чело­века В ГОД!

Следует сравнить стоимость этой «экономии» и с годовыми затратами государства и граждан России на оплату в 2003 г. лекарств, равную 38 долларам США — в расчете также на одного человека в год. Следует также заметить, что из-за раздробления единой энергосети Советского Со­юза на 70 отдельных компаний дополнительные расходы составили 750 млн долларов США, т. е. 4—8% от стоимости вырабатываемой в Рос­сии электроэнергии — на порядок больше эконо­мии за счет здоровья населения страны. Кроме того, не следует забывать, что приватизация ком­паний РАО «ЕЭС России» сократила возможно­сти передачи энергии из западных районов стра­ны в восточные и наоборот, что уже не раз приводило к вымерзанию районов Приморья и вообще Дальнего Востока.

Экономии электроэнергии следует добиваться иными, безвредными для людей способами. Ведь современные методы и средства энергосбереже­ния дают экономию минимум в 2—4%, т. е. в 4— 8 раз больше, чем за счет здоровья нации. В связи с этим стоит вспомнить об изобретении Александ­ром Калиной, эмигрировавшим в США, способа использования в парогенераторах теплоэлектро­станций в качестве теплоносителя не воды, а вод­ного раствора аммиака. Цикл Калины позволяет сразу на 25% повысить КПД любой тепловой электростанции. Недаром фирма «Дженерал Электрик» купила лицензию на его изобретение за 250 млн долларов (журн. «Техника — молоде­жи». 1997. № 6. С. 42-44).

Не менее убедительное доказательство незна­чительности экономии энергии за счет примене­ния ложной СИВ дает сравнение этой экономии с теми потерями валового внутреннего продукта (ВВП) и бюджета страны, которые обусловлены снижением работоспособности людей из-за хро­нического недосыпания и ростом аварийности и травматизма на производстве и в быту.

СПб-комитетом произведены расчеты работо­способности человека при жизни по российской СИВ, по декретному времени и по евроамерикан­ской СИВ в сравнении с жизнью по поясному времени. Для расчетов использован график дина­мики суточной работоспособности среднестати­стического человека, разработанный специали­стами по физиологии труда и опубликованный в пермской газете «Звезда» 25 июля 1990 г. в статье «Летнее Бремя, или Чего ради мы встаем на час раньше?», а ранее — в «Руководстве по физиоло­гии труда» (под ред. 3. М. Золина и Н. Ф. Изме- рова, М., 1983). Данные этого графика о двух пе­риодах высокой работоспособности человека, с Ю до 12 и с 16 до 18 часов по поясному, т. е. по

местному, среднему солнечному времени на сред­нем меридиане часового пояса были подтвержде­ны специалистами НИИ медицины труда РАМН в письме СПб-комитету. Эти данные, как и дан­ные о периодах минимальной работоспособно­сти, содержатся и в ряде других исследований. Например, в работе академика РАМН В. Н. Яго- динского «Ритм, ритм, ритм!» (М., 1985) и в кни­ге В. А. Иванченко «Секреты вашей бодрости» (М., 1988).

Двухвершинная ритмичность работоспособ­ности, , проявляется при среднем уровне нагрузок, а при субмаксималь­ных и максимальных нагрузках амплитуда ритма работоспособности начинает уменьшаться, двух- вершинность заменяется пологой кривой, харак­теризующей, по мнению профессора В. П. Рыба­кова (см. его работу «Биоритмы на службе здо­ровья». М., 2001), степень выраженного утомле­ния.

На графике динамики суточной работоспо­собности человека величина R — значение рабо­тоспособности в процентах от максимально воз­можной, величина tBp — время врабатывания в режим наибольшей работоспособности, t05 Время обеденного перерыва (спустя 4 часа после •начала рабочего дня — по прежнему КЗоТу), Л*Нр время начала и Ткр — время окончания ра­боты по поясному (Тп) и по «декретно-летнему» (Тдл) российскому времени.

При жизни по поясному времени рабочее вре­мя, как видно из рис. 3, в значительно большей мере, чем при жизни по декретно-летнему време­ни, приходится на физиологические максимумы работоспособности. Обеденный перерыв, как правило, начинается со спада работоспособно­сти, а время утреннего «врабатывания» человека в режим наибольшей работоспособности вдвое меньше, чем при жизни по декретно-летнему вре­мени.

J Второй пик работоспособности, с 16 до 18 ча­сов по поясному времени, практически заверша- ^ет рабочий день, тогда как при нынешней СИВ рабочий день заканчивается до наступления это­го подъема.

Однако нам нужны более точные результаты. Они получаются численным интегрированием Данных графика динамики суточной работоспо­собности человека. Принятая при этих расчетах Продолжительность рабочего дня — 8 часов, дли­тельность обеденного перерыва — один час. Рас­четы были произведены для трех значений вре­мени начала работы: 7.00, 8.00 и 9.00 — по часам исследуемой системы исчисления времени.

Расчеты средней суточной работоспособности человека R^ для k-й анализируемой СИВ и за­данного времени начала рабочего дня были про­изведены по формуле:


R1Rv=-i=0 RkЧс 8

где

i+1Rl+R2

где, в свою очередь,

Rk+1 и Rk ~~ значения относительной, в процентах от максимально возможной, стопроцентной работоспособности в начале и в конце каждого часа, а при резких изме­нениях работоспособности — в начале и в конце получаса,— на графике рис. 3 при жизни по пояс­ному времени, по декретному времени и по рос­сийской СИВ.

Итоги расчетов суточной работоспособности человека приведены в таблице 5.

Таким образом, среднее за семь месяцев дейст­вия декретно-летнего времени снижение работо­способности при жизни по российской СИВ со­ставляет 10%. Однако и в пять зимних месяцев снижение работоспособности составит, надо по­лагать, не меньше 10%, так как именно зимой влияние постоянного времени начала работы вдвое-втрое больше влияния российской СИВ на разлад социального ритма жизни с природным ритмом смены дня и ночи.

Таблица 5

Средняя суточная работоспособность человека в летнее полугодие при жизни по поясному, декретному и по российскому времени (с округлением результатов расчетов до целого процента)

Система

счета времени

Время начала работы

i

Средняя ! работоспособность за лето j

7.00

8.00

9.00

Поясная

82

86

90

86 ;

Декретная

76

81

86

81 |

Российская

71

76

82

76 И

 

Применение круглогодичного декретного вре­мени, используемого в 14 странах мира из 205, снижает работоспособность в летнее время года на 5%, а среднегодовое снижение работоспособ­ности при применении евроамериканской СИВ, используемой в 44 странах, снижает работоспо- еобноеть на величину, составляющую 7/12 от среднегодовой величины снижения работоспо­собности при применении декретного времени, то есть 2,9%.

Для оценки ущерба экономике России от при­менения российской СИВ примем в качестве критерия такого ущерба величину потери вало­вого внутреннего продукта (ВВП) страны, кото­рый является интегральным показателем уровня развития экономики.

Точную зависимость между снижением рабо­тоспособности населения и потерей ВВП, кото­рый рассчитывается, как правило, за год, вряд ли можно установить. Поэтому используем пара­метрический подход к решению нашей задачи, приняв, по минимуму, что потеря ВВП из-за сни­жения работоспособности на 10% составит не 10%, а всего 1%. Тогда, в расчете на 2004 г., когда ВВП России составил 15 триллионов рублей, минимальный ущерб экономике страны составил 150 млрд рублей, а минимальный ущерб бюдже­ту страны, который составил 17,9% от ВВП, был не меньше 26,8 млрд рублей. Эти 26,8 млрд руб­лей в 6 раз больше стоимости электроэнергии, «сэкономленной» на освещении жилищ и рабо­чих мест, равной 4,4 млрд рублей (если принять, что руководство РАО «ЕЭС России» использова­ло в 2004 г. средний тариф по стране за 1 кВт-час, равный 1 рублю).

Далее, приняв, по данным СМИ, что стоимость жизни одного человека в России составляет, по минимуму опять-таки, 40 000 долларов США, не­трудно увидеть, 4to российская, ложная по сути, СИВ наносит дополнительный ущерб экономике
страны, не меньший 84 млрд рублей, так как от жизни в разладе с природой по времени преждев­ременно умирает ежегодно не менее 70 тысяч граждан России. Значит, снижение работоспособ­ности и преждевременная смерть граждан Рос­сии, вызванные жизнью по ложной СИВ, нанесли в 2004 г. ущерб экономике, оцениваемый мини­мально в 234 млрд рублей, что в 53 раза больше мифической экономии электроэнергии. А ведь нами не учтены потери экономики, вызванные ростом аварийности и травматизма, а также до­полнительными расходами государства и граж­дан на лечение болезней, вызванных жизнью по ложной СИВ.

А теперь обратимся к «Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому разви­тию», которая была утверждена Указом Прези­дента РФ N 440 от 01.04.1996 г. В ней однознач­но определено, что «никакая хозяйственная деятельность не может быть оправдана, если вы­года от нее не превышает вызываемого ущерба».

Думается, что игры со стрелками часов во имя мифической экономии электроэнергии являются явным нарушением основ разумной хозяйствен­ной деятельности, и потому необходим безотла­гательный переход к такой социальной организа­ции жизни, при которой разлад с Природой по времени будет минимальным.

Год

В свете многолетнего отказа Правительства России вернуть страну к поясному времени меж­дународной системы часовых поясов и лозунгов «об удвоении ВВП к 2010 году» представляется полезным привести расчеты роста ВВП только за счет возврата страны к поясному времени, ис­ходя из годового прироста ВВП при этом в 5, а не в 1% — благодаря повышению роста работо­способности населения на 10%. Итоговая табли­ца такова:

Прирост ВВП (%)

по отношению к 2004 г.


2005       

2006     

2007       

2008       

2009       

2010     

1,05

 

 

1,10

 

 

1,16

 

 

1,22

 

 

1,28

 

 

1,34



 


Надо полагать, что аналогичные простейшие расчеты производятся и аппаратом Минфина, и аппаратом Минэкономразвития. Тогда что же ме­шает этим аппаратам использовать столь ощути­мый рычаг немалого роста экономики, а заодно и оздоровления населения России?

Для экологической оценки нынешнего социаль­ного ритма жизни населения России вспомним ут­верждение некоторых энергетиков, что использо­вание нынешней СИВ уменьшает выбросы вредных веществ в атмосферу страны на 100 тысяч тонн в год. Это утверждение нельзя считать серьез­ным. Во-первых, потому, что общее загрязнение воздуха в стране — около 50 млн тонн. Во-вторых, возврат к поясному времени отдалит вечерний, наиболее вредный, пик движения автотранспорта после окончания рабочего дня (а такой пик — ос­новной источник загрязнения атмосферы) от пика температуры воздуха после полудня, который, как
известно, наблюдается около 14 часов по местно­му, среднему солнечному, времени или около 16 часов по декретно-летнему времени (см. рис. 6). Это уменьшит, как доказали и французские иссле­дователи, выбросы вредных веществ в приземные слои атмосферы.

Госстандарт России неоднократно заявлял также, что действующая российская СИВ позво­ляет сэкономить в год 3 млн т условного топлива. Однако эта экономия, как мы видели выше, в де­сятки раз меньше потерь экономики, вызванных жизнью по нынешней СИВ, опережающей При­роду, да и приводимая Госстандартом величина меньше 0,2%, т. е. одной пятисотой, от тех 1,5 млрд т условного топлива, которые ежегодно потребля­ются в России.

Спрут ложной СИВ и неприемлемого для Рос­сии постоянного времени начала рабочего дня яв­ляется тем хронобиологическим оружием массо­вого поражения, которое не стреляет, но ранит миллионы граждан страны, разрушая их здо­ровье, и убивает ежегодно не менее 70 тысяч жи­телей России, что составляет от 8 до 10% того превышения смертности в стране над рождаемо­стью, какое мы имеем в стране с 1992 г. в ходе шо­ковых «демократических» реформ. Пока же все остается без изменения...

А население — убывает

Еще в 1996 г. зарубежные наблюдатели отме­тили, что численность населения уменьшается и в бывших советских республиках, и в бывших странах коммунистического блока. Однако дина­мика этого уменьшения не столь значительна, как в России, хотя именно в России убыль населения должна была бы компенсироваться значитель­ным притоком мигрантов из бывших советских республик в течение всех пяти лет постсоветско­го периода.

Основной причиной повышенной смертности на территории бывшего Советского Союза явля­ется, безусловно, серия шоковых экономических реформ, затронувших все государства СНГ и Бал­тию. Эти реформы разрушили экономику и социаль­но-психологический климат в бывших советских республиках, лишив подавляющее большинство их населения уверенности в завтрашнем дне, а немалую часть населения — и воли к жизни. На­помню, что автор теории стресса Ганс Селье в своей книге «От мечты к открытию!» (М., 1987) провидчески писал: «Ничто так не разрушает че­ловека, как сознание выключенное™ из жизни, отсутствие того будущего, которое прежде осве­щало каждый его шаг».

Очевидно, к приведенным выше двум факто­рам катастрофического превышения в России смертности над рождаемостью — факторам эко­номическому и социально-психологическому — следует добавить третий фактор. Им является беспрецедентное, доходящее до 5—6 часов, опе­режение нынешним социальным ритмом жизни природного ритма смены дня и ночи.

Эти три фактора вместе и вызывают ту сверх­смертность в России, которую, по заключение экспертов ООН, «одними экономическими мера­ми, за счет повышения уровня жизни и роста ка- 1ества и доступности медицинской помощи, без ^ведения специальных мер, не уменьшить» (Рос­сийский народ вымирает «не по науке» // Изве­стия. 15.11.2003).

О демографической катастрофе в стране пи- дут и говорят практически все политики и мно­гие ученые, пытаясь объяснить, почему средняя фодолжительность жизни мужчин в России со- сратилась до 58 лет, а смертность превысила юждаемость более чем на миллион жизней в год. Зри этом продолжает замалчиваться, в том числе i на парламентских слушаниях в Государствен- юй Думе Российской Федерации, вредное, и весьма существенное, влияние на здоровье и са­лу жизнь людей разлада социального ритма жиз- ш с Природой по времени. Этот разлад, опере- кение ритма Природы, как мы уже знаем, лишает подей предутренних фаз сна, важных для каждо- X) человека и особенно для растущего организма детей, вызывает хроническое недосыпание, при­мем в течение большей части года. Это недосыпа- ше, особенно сильное в зимнее полугодие, при [ачале рабочего дня в 8 часов утра (по действую­щей системе исчисления времени) составляет не «еныпе 2—2,5 часов и приводит к хронической Усталости, хроническим болезням, депрессии, ютере работоспособности на 10%, к росту ава­рийности и травматизма, а также к ежегодной феждевременной смерти не меньше 70 тысяч раждан страны, что вдвое больше числа погиба­ющих в ДТП.

■ Нынешний социальный ритм жизни в России, обусловленный постоянством времени начала Рабочего дня в течение года и многих лет, а также российской СИВ с ее круглогодичным декрет­ным часом и летним сдвигом стрелок часов еще на час вперед — самый вредный в мире для здо­ровья людей.

Почему же он является самым вредным в ми­ре, наш социальный ритм жизни?

1.     Все другие постсоветские государства не применяют круглогодичный «декретный час» и расположены к югу от Полярного круга. У них нет Заполярья, где практикуемые до сих пор сдвиги стрелок часов не могут (даже теоретиче­ски, в отличие от более южных районов) дать экономию электроэнергии на освещении жилищ и рабочих мест, но в условиях полярной ночи и полярного дня оказывают на людей более вред­ное влияние, чем на юге.

2.    В Канаде, Норвегии, Швеции и Финлян­дии — странах, имеющих заполярные террито­рии, нет круглогодичного декретного часа.


3.   Постоянство времени начала рабочего дня оказывает на население России более вредное влияние, чем на жителей других постсоветских государств, вследствие значительно большей разности времени восхода Солнца зимой у По­лярного круга и на юге России, чем на широт­ных границах других постсоветских государств. Если разность времени восхода Солнца зимой у Полярного круга и на южной границе России больше 3 часов, то такая же разность для север­ной и южной границ, например, Украины, со­ставляет всего 0,7 часа. При этом установление общего для территории любого часового пояса России времени начала рабочего дня, например, 9 часов утра, приведет зимой к разладу с Приро­дой по времени около 2 часов. На Украине же установление общего для зимы времени начала . работы, равного тем же 9 часам утра, по поясно­му опять-таки времени, приведет к разладу по времени с Природой не более трех четвертей ча­са (с учетом разницы в длительности истинных я средних солнечных суток, т. е. уравнения вре­мени). .

4. Нарушена стройная система перераспреде­ления электроэнергии между западными и вос­точными часовыми поясами России, задуманная $ще в плане ГОЭЛРО и исправно действовавшая в единой энергетической системе Советского Со­юза. Раздробление последней на 70 компаний привело не только к нарушению прежней систе­мы, к серьезным энергетическим потерям, но и к Неоднократным отключениям ряда регионов России от электроснабжения. Разумеется, эти от­ключения сказались и на выживаемости населе­ния таких регионов, как, например, Приморье. . 5. Возникающий из-за ложной СИВ диском­форт способствует потреблению населением |России более дешевого, чем прежде, а зачастую и Смертельно опасного алкоголя, в том числе пива, Которое только в нашей стране не считается раз­новидностью алкоголя. Нынешнее опережение ритма Природы снижает сопротивляемость лю­дей, прежде всего детей и подростков, губитель­ным наркотикам.


• Перечисленные факторы действуют совмест­но с долговременными факторами иного рода, та­кими, как продолжающийся вывоз природных ресурсов страны за рубеж. Также и фактическая отмена смертной казни привела к беспрецедент- пому росту числа убийств и сократила, естест­венно, численность населения страны.

В действующем законе о здравоохранении есть статья «Планирование семьи», где четко опреде­лено, что в понятие «планирование семьи» входят три пункта: контрацепция, аборт, стерилизация. И всё! Планированию семьи придается статус но­вого вида оружия. Билл Клинтон в 1997 г. заявил, что «планирование семьи является ключевым мо­ментом нашей всеобъемлющей стратегии, на­правленной на увеличение численности населе­ния США и сокращение численности населения стран третьего мира», в т. ч. сегодняшней Рос­сии... Решение максимально сократить население России принято на самом высоком уровне (Мед­ведева И., Шишова Т. Демографическая война против России // Наш современник. 2000. № 1).

Учитывая приведенные факторы сверхсмерт­ности населения России и необходимость сбе­режения народа, следует, по мнению подавля­ющего большинства академиков Российской Академии медицинских наук, ученых Новоси­бирска, Томска и Сахалина, врачей-практиков, особенно детских, а также ученых Санкт-Петер- бургского комитета «За восстановление в Рос­сии жизни по поясному времени» безотлагатель­но перейти к совместному применению поясного (для счета времени) и местного солнечного (для организации работ) времени. Это возможно даже в рамках нынешних социально-экономи­ческих условий и создаст объективные возмож­ности для нормализации суточного цикла «бодр­ствование—сон» людей, значительно уменьшит заболеваемость и смертность населения и под­нимет, как было показано выше, на 10% работо способность людей. Эта подлинно профилакти ческая мера не только сбережет здоровье и жиз­ни многих граждан России, но и приведет к росту ВВП страны минимум на 150—300 млрд рублей (в ценах 2004 г., когда ВВП России со­ставил 15 триллионов рублей).

Выигрыш экономики страны превысит мифи­ческую «экономию» энергии, ради которой ве­дутся игры со стрелками часов, минимум в 50 раз, а затраты, причем разовые, на переход к новому, рациональному ритму социальной жиз­ни не превысят 30—40 миллионов рублей, т. е. будут в сотни раз меньше роста ВВП России (см. Приложение 2).

Дополнительными мерами сбережения народа могут быть, по моему убеждению (и не только моему), введение госмонополии на производство и продажу алкогольной продукции, отмена мора­тория на смертную казнь для серийных убийц и наркоторговцев, а также возврат к общегосудар­ственной системе перераспределения электро­энергии между часовыми поясами страны.

Представляется нужным добавить, что на де­кабрьской, 2003 г., совместной сессии общих со­браний РАН и РАМН причины большей, чем в других постсоветских республиках, заболеваемо­сти и смертности населения России, судя по ито­говым материалам, опубликованным в «Вестни­ке Российской Академии наук» (2004, № 5), не были вскрыты, и решения сессии поэтому оказа­лись, на мой взгляд, неконкретными и не отвеча­ющими призывам упомянутых выше экспертов ООН.


Во вступительном слове на сессии Президент РАМН В. И. Покровский сказал: «...Чрезвы­чайно важно определить ведущие направления развития медицинской науки, сосредоточив внимание в первую очередь на ПРОФИЛАК­ТИКЕ, прежде всего на здоровье матери и ребен­ка, репродуктивном здоровье населения, здо­ровье здорового человека, проблеме здорового питания...»

Однако на сессии о конкретных профилактиче­ских мерах оздоровления населения было сказано только в докладе тогдашнего министра здравоох­ранения Ю. Л. Шевченко «Здоровье населения России». Он, в частности, сказал: «...Диагностика и лечение болезней превалировали над профилак­тикой. Система здравоохранения была, таким об­разом, „БОЛЕЗНЕЦЕНТРИЧНОЙ"... В стране отсутствовал идеал здоровья как смысла бытия и общественного престижа науки, что присуще ци­вилизованному обществу... Человек и его здоровье в тогдашнем нашем обществе не были ни нравст­венной, ни экономической ценностью».

Продолжая, министр сказал:

«И сегодня вся ответственность за здоровье нации возлагается на медиков. Но ведь ясно, что не медики, не здравоохранение, а социальные ус­ловия, уровень жизни определяют степень здо­ровья населения. Причины депопуляции (крити­ческой убыли численности населения)... это и приспособление к новым социально-этическим ЦЕННОСТЯМ (выделено мною.— В, А,) в сжа­тые сроки, что превышает физиологические адаптивные способности человеческого организ­ма. Итогом стало возрастание стрессогенной па­тологии, прежде всего алкоголизма, депрессий, острых расстройств коронарного и мозгового кровообращения... В РФ ежегодно регистриру­ется до 50 млн случаев инфекционных заболева­ний... 65% школьников имеют существенные от­клонения в состоянии здоровья; более 80% призывников не могут выполнить элементарные нормы физической подготовки... хроническая ги­подинамия и почти тотальное несоответствие ус­ловий содержания детей гигиеническим нормам и стандартам...»

«...Около 3 млн трудоспособного населения ежедневно не выходят на работу из-за болезней, 20 млн находятся на работе, пребывая в пред- или постболезненном состоянии. Более 70% трудово­го населения на пороге пенсионного возраста страдают от различных органических заболева­ний. Существующий принцип охраны здоровья себя не оправдывает...»

Охрана здоровья из государственной моно­полии должна перейти в область правовых вза­имоотношений «работодатель — работник»... «...Здоровье человека становится базовым его свойством в системе рыночных отношений»,— вот что утверждает Ю. Л. Шевченко, известный апологет платной медицины и корректировки в этом направлении Конституции Российской Федерации.

Далее докладчик верно сказал, что «приори­тетом должны стать научная разработка и реали­зация широкомасштабных профилактических программ. Ведь каждый рубль, вложенный в ме­дицинскую профилактику, восстанавливает ре­сурсы здоровья на 60 рублей, а потраченный на получение медицинской помощи — лишь на 30 рублей.

Думаю, что индивидуально дифференциро­ванный подход к профилактике станет... наибо­лее эффективным и экономически оправданным в борьбе с массовой патологией человека» («Вест­ник Российской Академии наук». 2004. № 5).

Однако анализ демографической ситуации в России убеждает в том, что главными профилак­тическими средствами борьбы с «массовой пато­логией» человека стала бы отмена продолжения шоковых экономических реформ и достижение согласия социального ритма жизни подавляюще­го большинства населения страны с ритмом сме­ны дня и ночи путем совместного применения, причем в федеральном масштабе, поясного (для отсчета времени) и местного солнечного (для ор­ганизации работы) времени.

Руководство РАН, которое не раз получало материалы Санкт-Петербургского комитета «За восстановление в России жизни по поясному времени», в том числе и перед совместной сес­сией с РАМН, умолчало на сессии о разладе со­циальной жизни в стране с ритмом Природы по времени, чем фактически поддержало Прави­тельство Российской Федерации. Судя по его пе­реписке с Санкт-Петербургским комитетом, оно озабочено стремлением угодить руководству Всемирной Торговой Организации (ВТО), а не своему народу. Об этом свидетельствуют реше­ния совместной сессии, которые предписали:

— РАН и РАМН «организовать подготовку федеральной целевой программы по фундамен­тальным проблемам медицины, которые помога- лн бы в проведении профилактики, диагностики и лечения социально значимых болезней, созда­ния передовых образцов медицинских приборов и техники, обеспечении биобезопасности стра­ны». Эту программу нужно представить на рас­смотрение Правительства уже в следующем (зна­чит, в 2004.— В. А.) году;

— создать межведомственный совет РАН и РАМН по фундаментальным проблемам медици­ны — для лучшей координации исследований в институтах обеих академий.

И — никакой конкретики в части профилакти­ческих мер по оздоровлению населения России, хотя СПб-комитет в его обращениях к руковод­ству РАН и к В. И. Покровскому непосредствен­но перед этой сессией такие профилактические меры предлагал^

Нарушения сна — бомба замедленного действия

Совместное воздействие российской СИВ и постоянного, в течение года и многих лет, време­ни начала работы и учебы на объектах дневной формы деятельности (если она начинается рань­ше 11 часов), приводят к опережению социаль­ного ритма жизни большинства граждан России и практически всех детей относительно природ­ного ритма смены дня и ночи летом на 2—3, а зи­мой — на 3—6 часов.

Такое опережение заставляет большую часть населения страны пробуждаться задолго до вос­хода Солнца и вызывает следующие нарушения нормального ночного сна и в целом — суточного цикла «бодрствование—сон»:

систематическое лишение людей предут­ренних фаз ночного сна;

  систематическое сокращение нормальной длительности ночного сна из-за переноса начала ночного сна на более раннее, светлое время пред­ыдущих суток, когда человек, а особенно ребе­нок, ни биологически, ни психологически не го­тов ко сну;

хроническое, в течение большей части года, недосыпание людей как следствие систематиче­ского сокращения длительности ночного сна;

изменение длительности фаз быстрого и медленного сна, недостаточная глубина медлен- новолнового сна, частые пробуждения, незакон­ченность циклов сна;

нарушение системы синхронизации внут­ренних биологических часов человека из-за скач­ков длительности соседних суток, обусловлен­ных весенними и осенними сдвигами стрелок часов при переходе с зимнего на летнее время и обратно.

Лишение предутренних фаз сна приводит к задержке у детей развития центральной нервной системы, разрушению психики детей, подрост­ков и взрослых, а сокращение утреннего репро­дуктивного периода является одной из причин сокращения рождаемости.

Создание условий для хронического недосы­пания — по сути, насилие над природой человека, которое запрещено частью 2 статьи 21-й Консти­туции Российской Федерации. Но официальные лица Минздрава и Госстандарта России продол­жают лгать населению о безвредности для здо­ровья людей нынешних «игр со стрелками часов». Эти лица, согласно части 3 статьи 41-й, подлежат судебной ответственности за сокрытие правды.

А влиянием недосыпания детей на их будущее здоровье уже серьезно обеспокоены зарубежные ученые.

Почему, например, очень многие дети не за­втракают по утрам, и эта вредная привычка оста­ется у них и во взрослом возрасте? Профессор Марчелло Джованнини, директор педиатрическо­го отделения клиники «Сан-Паоло» Миланского университета, утверждает, что «наблюдается тен­денция к дезорганизации жизни, нарушению рит­ма сна и бодрствования, расписания питания. Все это ведет к лишнему весу у 24% и к настоящему ожирению у 14% итальянских детей... Это очень тревожно, поскольку ребенок с лишним весом имеет 80% шансов сохранить его и во взрослом возрасте... Подсчитано, что у страдающих ожире­нием и в детском, и во взрослом возрасте риск умереть преждевременно в 56 раз больше, чем у людей с нормальным весом... С рабочими, пропу­скающими утренний завтрак, в 10 раз чаще случа­ются инциденты на рабочем месте...» (Против дез­организации // Дуэль. 2005. № 36. С. 7)

Среди навыков, которые родители должны привить ребенку, профессор Джованнини «выде­ляет привычку завтракать по утрам, очень важ­ную для поддержания нормального веса».

Многовековой опыт восточной медицины го­ворит, что оптимальным временем для утреннего завтрака следует считать период времени в зим­нее полугодие от часа до полутора после восхода Солнца в данном географическом районе прожи­вания человека, а летом — в 7—9 часов по мест­ному солнечному времени. Этот опыт можно ис­пользовать только при пробуждении с восходом Солнца или чуть позже него. Но любой социаль­ный ритм жизни, опережающий природный ритм смены дня и ночи,, приводит к пробуждению за­долго до восхода Солнца, а в средних и высоких географических широтах это ведет к началу и ра­боты взрослых, и учебы детей в зимнее полуго­дие в темное время суток, когда организм челове­ка не готов к приему пищи. Могут ли родители при нынешнем социальном ритме жизни, вы­званном постоянством времени начала рабочего дня в течение года и российской системой счета времени, приучить детей завтракать до ухода в детский сад или в школу? Думается, что для по­давляющего большинства родителей это невоз­можно. Сначала нужно привести социальный ритм жизни в согласие с природным ритмом сме­ны дня и ночи. Представляется целесообразным, чтобы специалисты по физиологии питания вы­работали такие рекомендации по режимам пита­ния, которые после достижения согласия соци­ального ритма жизни с Природой по времени были бы оптимальны для всех нас, и детей, и взрослых — жителей России.

Опасными последствиями хронического недо­сыпания и нарушений структуры ночного сна яв­ляются бессонница (инсомния) и повышенная сонливость (гиперсомния).

Симптомами бессонницы являются: ночью — невозможность заснуть, депрессивное состояние, отсутствие сна, пробуждения через короткие промежутки времени, беспокойный и не прино­сящий чувства отдыха сон, навязчивые мысли, размышления; в течение дня — усталость, раз­дражительность, потеря внимания и работоспо­собности, пониженный резерв энергии или же страх перед ситуацией, повышенная потливость, мышечные боли и другие физические проявле­ния (Нике, Вильфред А., 2002; Путилов А. А., 2003; Хаури П., Линде Ш., 2002).

Симптомами повышенной сонливости явля­ются: ночью — продолжительный, но не прино­сящий чувства отдыха сон, частые кратковре­менные пробуждения, нехватка воздуха или потливость, апноэ (остановка дыхания во вре­мя сна), днем — нарушение внимания и работо­способности, потребность в дневном сне, силь­ная сонливость с практически мгновенным засыпанием, головные боли по утрам, наруше­ния работы сердечно-сосудистой системы, по­вышенное кровяное давление, потеря либидо, изменение структуры личности (Нике, Вильф­ред А., 2002).

Еще одним следствием хронического недосы­пания является депрессия, характерная тоскли­вым, подавленным настроением, с сознанием собственной недостаточности, пессимизмом, снижением побуждений, заторможенностью дви­жений (Лэмберг Л., 1998).

Очень опасным для здоровья людей и особен­но детей следствием сезонных переводов стрелок часов пояса является уже упомянутый десинхро- ноз (нарушение согласованной работы всех сис­тем организма человека), как результат несовпа­дения привычного и нового социального ритма. Важнейшие для жизнедеятельности человека рит­мы: температурный и сна-бодрствования требуют для своей перестройки различных отрезков вре­мени. Десинхроноз возможен и при авиаперелетах (Пчелинов А. Ф., 1994; Путилов А. А., 2003). Обыч­но передвижение на восток проходит болезнен­нее, чем на запад; в первом случае приходится ло­житься и вставать раньше, чем обычно... Не все из биологических ритмов способны сдвигаться против часовой стрелки (Лэмберг Л., 1998). Сле­довательно, переход на летнее время аналогичен перелету в восточном направлении. Однако адаптация к новому времени сказывается гораздо дольше, чем при перелете в соседний часовой по­яс. Это происходит потому, что внешние условия не меняются, и тело получает сигналы о смене темноты и света в те же часы, что и раньше (Лэм­берг Л., 1998). Следует заметить, что переход на летнее и на зимнее время означает резкое, на час, укорочение следующих за переходом суток — в первом случае, и такое же их удлинение — во вто­ром. А ведь организм человека с трудом перено­сит подобнее укорочение и удлинение продолжи­тельности соседних суток (Алякринский Б. С., Степанова С. И., 1985; Путилов А. А., 1997,2003). Десинхроноз — не психологическое, как долго считалось, заболевание, а наглядная демонстра­ция физиологического расстройства, вызванного сбоем в работе биологических часов (Лэмберг Л., 1998).

Генеральным следствием жизни в разладе с ритмом смены дня и ночи является синдром хро­нической, не прекращающейся у человека, уста­лости. Угнетая дух людей и подавляя их волю к жизни, этот синдром усиливает тягу населения, а особенно — детей и подростков к алкоголю, та­баку, наркотикам, лекарствам — кажущимся средствам защиты организма от хронической усталости. Резко уменьшая волю людей к их со­противлению властям, всегда и везде заинтересо­ванным в покорности, он выгоден тем видам биз­неса, которые процветают на торговле всеми видами наркотиков, в том числе даже пивом, признанным Всемирной организацией здраво­охранения алкоголем, но в РФ таковым не счита­ющимся.

А чего стоит решение Совета Европейского Союза И марта 1997 г. не разрешить Франции, 72% населения которой — против введенного в 1976 г. летнего времени, отменить летний сдвиг стрелок часов? На этот Совет не были приглаше­ны ни министры здравоохранения, ни министры образования стран ЕС; вместо них пригласили министров транспорта, которым внушили, что отмена летнего времени приведет к осложнениям в организации железнодорожного движения в Европе. Но это была ширма для прикрытия, как писали зарубежные СМИ, корыстных интересов фирм по организации туризма и досуга (уверен, и интересов фармацевтических компаний.— В. А), которым выгодно проводить ежедневно для туристов не 2—3, а 4—5 мероприятий. Что ка­сается облегчения организации железнодорож­ного сообщения между странами ЕС, то не проше ли вернуть всю Европу к поясному времени, пе­рейдя при этом к организации движения поездов на всей территории ЕС по единому времени? На­пример, по берлинскому (среднеевропейскому) или же по всемирному гринвичскому. Ведь орга­низовано, и давно, движение поездов в России по единому, московскому времени.

По мнению СПб-комитета, давно назрела необ­ходимость для всех стран мира, в которых приме­няется СИВ, опережающая международную сис­тему часовых поясов (всего треть из 205 стран), вернуться к поясному времени. Это тем более не­обходимо, что экономия электроэнергии у них за счет этого опережения — значительно меньше ущерба ВВП этих стран, который вызван сниже­нием работоспособности людей.

Нормальный сон человека

В. И. Хаснулин в результате своих исследова­ний и анализа многочисленных научных данных пришел к выводу, что «оптимальным физиологи­чески обоснованным для человека является та­кой ритм его жизнедеятельности, который совпа­дает с реальными в данной местности сменами дня и ночи, с восходами и заходами Солнца» (Хаснулин В. И., 1992).

А вот мнения других ученых.

«Наступление дня и ночи является одним из наиболее сильных регуляторов циркадианного ритма сна» (Моисеева Н. И., Сысуев В. М., 1981).

«С наступлением темноты большинство лю­дей ложатся, принимают удобную позу и засыпа­ют до утра. После восхода Солнца они просыпа­ются и со свежими силами приступают к своим делам» (Вейн А. М., Хехт К., 1989).

«Генетически запрограммированные опреде­ленные параметры биологических ритмов (чело­века) получают постоянную информацию о вре­мени из окружающей среды, которая по крайней мере один раз в день должна корректировать са­мовозбуждающиеся биологические колебания» (Биологические ритмы, 1984).

«Основным датчиком времени для суточных ритмов является периодическая смена дня и но­чи, т. е. света и темноты» (Доскин В. А., Куинд- жи Н. Н., 1989).

«Для циркадианных ритмов обычным, естест­венным сигналом времени является дневной свет. Под воздействием света внутренние часы немного отстают или, наоборот, уходят вперед» (Уинфри А. Т., 1990).

«Ночной сон — приспособление организма к суточному вращению Земли вокруг своей оси и годовому вращению вокруг Солнца, а также к гравитации» (Карманова И. Г., Оганесян Г. А., 1994).

«Если пятнадцать лет назад свет считался вто­ростепенным синхронизатором циркадианных ритмов человека, а ритм общественной жизни — главным, то сейчас режим свет-темнота считают главным, а общественные сигналы времени — второстепенными синхронизаторами» (Пути­лов А. А., 1997).

Физиологически нормальная средняя продол­жительность ночного сна человека приведена в таблице 6.

Замечу, что это средние нормы. Мало спящие люди спят меньше 6 часов в сутки (их примерно 10—20%), другим надо спать больше 9 часов (та­ких 5—10%). Однако для большинства людей свойственно спать в основном столько, сколько по­казано в таблице. Жаль, что многие не знают этих норм, как не все знают, что в «периоды стресса, де­прессии, печали или повышенной умственной и физической нагрузки человеку необходимо спать дольше» (Доскин В. А., Куинджи Н. Н., 1989).

Исследования в США и Канаде показали, что «естественная суточная потребность взрослого человека в сне приближается к 10 часам. Совре­менный человек, живущий в стремительном темпе, который навязывает ему цивилизация, явно недосыпает, поскольку его сон равняется 7—7,5 часам в сутки. Мы спим на 2,5—3 часа меньше, чем необходимо нашему организму!» (Корен С., 1997).

Недостаток ночного сна можно восполнить и в дневные часы.

«Время, когда человек спит в дневные часы... является неотъемлемой частью нормально го цикла „сон-бодрствование". Для борьбы с днев­ной сонливостью вместо удлиненного ночного сна лучше использовать короткий послеобеден­ный сон» (Путилов А. А., 2003).

«Сторонниками дневного сна были Моцарт, ~ Бонапарт, Уинстон Черчилль, который говорил: ? „При первой же возможности я всегда ложился > спать после обеда и вовсю использовал свой сча­стливый дар немедленно засыпать. Благодаря г этому мне удавалось сделать работы в полтора раза больше, чем можно за день"... Обычно днев­ной сон длится от семидесяти до восьмидесяти ; минут» (Лэмберг Л., 1998).

* Хорошим, на мой взгляд, примером рацио- шального распределения времени между ночным fin дневным сном является практика послеобеден- к-ного, длительностью 70—80 минут, дневного сна |на кораблях Военно-Морского флота. Этот «нар­комовский» или «адмиральский час» весьма спо­собствует улучшению здоровья и повышению ра­ботоспособности моряков.

Итак, условиями нормального сна являются: L — пробуждение с восходом солнца, не раньше i (Б. Франклин, Н. А. Агаджанян, В. И. Хаснулин, ■А. Уинфри, А. М. Вейи, Н. И. Моисеева, В. И. Ша­пошникова, С. Корен, Л. Лэмберг и др.);

  продолжительность сна, соответствующая ^возрасту человека и времени года (Н. Клейтман, ■И. Г. Карманова, В. А. Доскин и Н. Н. Куинджи, 'П. Хаури и Ш.Линде, А. М. Вейи, Ю. Ашофф,

А. Путилов, С. Корен, Л. Лэмберг и др.).

засыпание, по возможности, в темное вре- *мя суток (коль скоро человек — существо днев­ное);

— отсутствие скачков длительности соседних суток — скачков, нарушающих согласованную работу систем организма человека (Питтенд- рих К., 1964).

О «засыпании в темное время суток — по воз­можности» сказано потому, что в высоких, более 50°, широтах длительность темного времени су­ток летом меньше 6 часов и даже при возврате к поясному времени не избежать вечернего недо­сыпания детей.

Мы достаточно полно ознакомились с пробле­мами, которые возникают вследствие примене­ния в социальной жизни систем исчисления вре­мени, не согласованных с природным ритмом смены дня и ночи. Мы увидели и пути решения этих проблем. Вторая часть этой книги будет по- свящепа более детальному их анализу и научно обоснованным рекомендациям по их разреше­нию.