Монастыри и гимнастики

Древними центрами, где развивались философские учения, способы совершенствования духа и тела, во многих странах Востока были монастыри.




 

Древними центрами, где развива­лись философские учения, способы со­вершенствования дуча и тела, во многих странах Востока были монастыри. У от­решенных от мирских забот больше вре­мени, чтобы задумываться о смысле бы­тия, о том, как устроена Вселенная и как в ней жить человеку. В восточной традиции это тесно связано с психофи­зиологической саморегуляцией, для чего существуют разные способы: чтение канонов, медитация (размышление и вообще работа над сознанием). И в том числе различные гимнастики.

Наиболее знаменит своими гим­настиками китайский монастырь Шao- линь. В III веке, в смутные времена «трое- царствия», когда страна была расколота на три крупных государства и несколько мелких и когда еще была свежа память о мошной Ханьской империи (китайцы до сих пор называют себя ханьцами). к западу от древней столицы Лоян (так этот город называют теперь) в трудно­доступных горах Суншань нашла прибе­жище группа буддийских монахов. Они построили монастырь, посадили рощи в этой малолесистой местности («шао» — мало, «линь» — лес) и назвали мона­стырь Шаолинь-сы («сы» — монастырь).

Легенды рассказывают, что пример­но в 520 году с небольшой группой еди­номышленников в Китай прибыл буддий­ский проповедник Бодх и дхарма, сын раджи, из секты йогачаров. Принимать «священные» имена при достижении оп­ределенного уровня

самосовершенство­вания— давняя традиция. Бодхи при­мерно означает «мудрость», «высоко­организованное сознание», дхарма — «закон» — высший закон Вселенной, предусматривающий счастье для всех творений (некое подобие китайского Дао-пути). Так что его имя можно пере­вести как Путь (или Закон) Мудрости, памятуя при этом, что все древние сим­волы многозначны. Китайцы называют Бодхидхарму сокращенно Дамо (по ки­тайской транскрипции слова «дхарма»).

Его желание стать советником пра­вителя государства Северная Вэй не осуществилось, и он удалился в буд­дийский центр этого царства — Шао­линь-сы. Просидев, согласно легенде, неподвижно девять лет в гроте и до­стигнув «просветления», Дамо создал новое направление в буддизме — чань (к нам через Запад пришло его япон­ское произношение — дзэн), что. собст­венно, означает «медитация». И вскоре умер...

Но никто не может годами сидеть совсем без движения, человек — не камень. Согласно легендам. Дамо многое успел передать китайцам. Это он якобы создал «чайную церемонию» — обряд чаепития, крайне необходимый, чтобы монахи не засыпали во время медита- ционного бдения и в то же время в мину­ты отдыха не выходили за рамки уста­новленного ритуала. Ведь очень непросто сидеть неподвижно, постепенно отклю­чая восприятие как внешнего мира, так и сигналов, поступающих из собствен­ного тела. Тем более, что при этом необ­ходимо остановить и мышление, ибо только отключив «шум» собственных мы­слей, можно услышать слабый сигнал, как бы приходящий извне при «оза­рении». Чтобы, помимо психических, укрепить физические силы монахов, Да­мо якобы обучал их гимнастическим упражнениям.

Дамо приписывают написание двух важных трактатов. Один, о «внутренней работе», не сохранился. Известно только его название — «Трактат о мозге ко­стей» (то есть о самом сокровенном). Другой, «Основы преобразования мышц» («И цзинь цзин»), дошел до нашего вре­мени во многих вариантах. Приписывают ему и много разных гимнастик. Такова в Китае традиция — связывать великие свершения и открытия с легендарными героями древности. Например, фармако­логия якобы создана Шэнь Нуном (Свя­щенным Земледельцем), «изобретате­лем» земледелия и керамики, а также соевого соуса; медицина

Хуанди (Желтым Правителем), гимнастики, ко­нечно же,— Дамо и рядом других выдаю­щихся людей — - полководцев, мысли­телей, святых подвижников.

Наиболее известная из приписывае­мых Дамо гимнастик—«18 упражне­ний», в которых, можно предположить, сочетались индийские упражнения типа хатха-йоги и даосская методика трени­ровки тела с преобладанием первых. Полное название комплекса — «18 дви­жений рук архата» (архат — милосерд­ный полубог в буддийском пантеоне). Известен также «Меч Дамо» — упраж­нения с мечом. Знаменит комплекс из пяти гимнастик, связанных с «воинским искусством», В гимнастике «дракон» ра­ботают над сознанием, «духовной энер­гией» шэнь, учатся концентрироваться и владеть собой, правильно относиться к окружающим (морально-этическое воспитание — ключевой вопрос в восточ­ных и вообще древних школах). В гим­настике «тигр» нагружают поясницу, руки, а восновном укрепляют кости («тре­нировка» костей — интереснейшая осо­бенность ряда китайских гимнастик). Гимнастика «леопард» развивает физи­ческую силу, быстроту, резкость. Гим­настика «журавль» тренирует устойчи­вости, легкость, мягкость. Здесь также учатся переводить низшую «воспроиз­водящую энергию» (цзин) сначала в «жизненную энергию» (ци), а затем в высшую «духовную энергию» (шэнь). Пятая гимнастика, «змея», в основном тренирует энергию ци, умение ею управ­лять.

В приведенном описании нам, воспи­танным r европейских научных традици­ях, многое непонятно. Но надо помнить, что за неясными нам символами скрыва­ется практический опыт многих веков тренировок, наблюдений. Он еще ждет исследователей и, главное, комплексных исследований современными метода­ми. И, конечно, перевода на понятный нам язык.

Названия подобных гимнастик — не только символы определенных ка­честв, способностей, но и, по выражению востоковеда, исследователя восточных гимнастик А. Долина, как бы бионика древности. Занимающийся, подобно актеру, должен уметь входить в образ: чувствовать себя данным животным, пти­цей или даже насекомым. Выходец из Шаолиня Ван Лан создал гимнастику «богомол», имитирующую движения этого насекомого. (Рассказывают, что, увидев борющегося с кузнечиком бого­мола, он принес его домой, кормил и изучал повадки.) 

Интересна шаолиньская гимнастика «слива», или «сливовые столбы»,— пар­ная тренировка, когда, стоя на низких столбиках или на высоких столбах, рас­положенных по кругу, перепрыгивают с одного на другой. Упавший с высоты нескольких метров мастер, оказавшись побежденным, бьет челом победителю, просясь к нему в ученики.

Описываемый монастырь, располо­женный в провинции Хэнань (что значит «Южнее Реки» — имеется в виду Хуан­хэ), позже назвали Северным Шаоли- нем. Слава о нем разнеслась по всей стра­не и за ее пределы — в Корею, Японию, Вьетнам, где тоже стали создаваться Шаолинь-сы. В Китае из многих Шао- линьских монастырей наиболее изве­стен Южный Шаолинь в провинции Фуцзянь (недалеко от города Гуанч­жоу). К Северному Шаолиню стали относить гимнастики, практикуемые се­вернее реки Янцзы или в районе Хуан­хэ, к Южному — те, что практикуются южнее Янцзы.

Добавим: когда говорят о Шаолине, шаолиньском стиле гимнастики, тайных шаолиньских методах, то чаше всего трудно определить, где правда, а где вы­мысел. Шаолинь стал легендой и соби­рательным образом, символом некоего центра, «откуда все пошло».

В истории китайских гимнастик оставили след и другие монастыри, из­вестнейший из них — в горах Уданшань в провинции Хубэй (что значит «Север­нее Озер», расположенных в среднем течении Янцзы); он примыкает с юга к провинции Хэнань с ее монастырем Шаолинь-сы. Местные горы раньше на­зывались горами Великого Спокойствия (Тайхэшань), Но, рассказывают, од­нажды здесь, постигнув Дао, то есть смысл бытия, вознесся среди бела дня в небо человек по фамилии Чжэнь, а по имени У; в его честь и назвали горы Уданшань.

Традиция считает Уданшань цент­ром даосизма. В этом знаменитом районе паломничества расположено множество храмов, искусно выполненных мости­ков, затейливых беседок. В великолеп­ном Золотом павильоне на вершине главной горы, построенном из золоченой бронзы по образцу императорского двор­ца в Пекине, расположена статуя Чжэнь У. Украшенный изображениями львов, обезьян, оленей и журавлей, павильон, крупнейший из такого рода строений, сооружен в 1416 году.

Основной архитектурный комплекс Уда на — Храм Пурпурных Облаков, разраз­личные постройки которого включают 860 комнат и прочих помещений. Это главный даосский храм.

Согласно одной из легенд, здесь в XII веке монах Чжан Саньфэн (Чжан Три Богатства) однажды услышал во дворе непонятный шум. Выглянув в окно, он увидел сороку, сидящую на дереве, и змею на земле, глядящих друг на друга. Всякий раз, как сорока слетала с дерева, чтобы напасть на змею, та быстро пово­рачивала к ней голову и изгибалась так, что сорока не могла ее клюнуть. Увидев такое, Чжан понял, что побеждать про­тивника можно уклоняясь от нападе­ния. По другой легенде Чжан увидел это во сне, а точнее, ему показал эту поучительную картинку Чжэнь У. Как гласит народная пословица, «святой передал, мудрый понял». Поняв глав­ный принцип единоборства, Чжан после ряда лет тренировки якобы разработал гимнастику «мягкого» направления, получившую название «великий пре­дел» (тайцзицюань). Статую Чжан Сань- фэна можно увидеть в Уданских горах в храме Юйчжэнь.

Стиль тайцзицюань приписывается и другому Чжан Саньфэну из Удана, жившему в XIV веке.

Чжан Саньфэнам (и тому и друго­му) также приписывают разработку удан- ского стиля фехтования на мечах (удан- цзянь — «уданский меч»), при котором меч держат тремя пальцами — большим, указательным и средним — так он более подвижен.

Из Удана, помимо «великого преде­ла», вышли и другие гимнастики «мяг­кого» направления: «великое единство» (тайи), «форма-мысль» (синъи), «ла­донь— 8 триграмм» (багуа чжан), а также «8 изломов», «рыбьи ворота», «великое единство и 5 стихий», «9 двор­цов и 18 ног» и другие. Здесь исполь­зуются такие принципы: статика создает динамику; податливое преодолевает жесткое; медленным побивают быстрое, коротким — длинное. «Мягкие» гим­настики чаще всего используются в чи­сто лечебно-оздорови тельных целях. В «воинском искусстве» на резкое ата­кующее движение противника отвечают мягкой податливостью, тем самым смяг­чая, амортизируя удар, а в идеале про­пуская его в пустоту. В результате про­тивник теряет устойчивость и тогда «до­статочно нескольких граммов, чтобы одолеть силу в тонну».

Школы «воинских искусств» часто делят на северные, «жесткие», происхо­дящие из Северного Шаолиня, и южные, «мягкие», происходящие из Удана. Но, как уже отмечалось, иногда в понятия «северные» и «южные» вкладывают чисто географический смысл.

Если Шао линь — буддийский центр, Удан — даосский, то благодатный район в горах Эмэйшань чтился как теми, так и другими.

Эмэйские горы расположены в про­винции Сычуань (что значит «Четыре Потока»), которая лежит к западу от провинции Хубэй. Здесь также, помимо чтения священных книг и медитации, занимались «воинскими искусствами» и особыми гимнастиками. По преданию, отсюда даос Бай Мэй (Белые Брови) принес в Гуанчжоу особую гимнастику, названную его именем (баймэйцюань). В другой местной гимнастике, что пере­дал даос Хуан Линь (Желтый Лес) при династии Мин (1368—1644 гг.), «движения малые, а изменения большие, податливое преодолевает жесткое; заняв силу у противника, ее используют; напа­дают внезапно, воздействуют на точки».