Легендарная реальность Тайцзицюань

Тайцзицюань — удивительное явление китайской духовной культуры...




Таицзицюань — удивительное явление китайской духовной культуры, сочетающее эффектив­ную систему оздоровления и глубокое учение о самых сокро­венных сторонах человеческой души. Это направление ушу, воз­можно, наиболее полно вопло­тившее в себе всю мощь и сложность китайских боевых искусств, оставило немало трак­татов и... массу неясностей. Кто- то заявляет, что тайцзицюань возник во II тысячелетии до н. э.; кто-то считает его боевой систе­мой, переродившейся в безобид­ную гимнастику; есть и такие, кто уверяет, что движения ком­плексов несут в себе тайную информацию исчезнувших циви­лизаций... Дальнейшая добросо­вестная работа над источника­ми даст ответы на многие вопро­сы, развеет над «внутренними» стилями покров неразгаданной тайны. Сегодня тайцзицюань любим миллионами людей. Лишь в последнее время началось его действительно научное исследо­вание, и древняя система стря­хивает с себя шелуху выдумок, непрофессиональных трактовок, как и многие стили ушу.

Так что же такое тайцзи­цюань? Это легче прочувство­вать, чем объяснить словами: китайские «боевые искусства» не имеют аналогов в европейской культуре. Практический аспект здесь тесно связан с философско-историческим, и непонима­ние хотя бы одного из них может свести на нет все усилия. Однако главная цель настоящей брошю­ры, весьма скромной по объе­му,— дать читателю именно практические рекомендации, ме­тодику выполнения комплексов и систему упражнений. Поэтому за подробными сведениями по философии и истории мы вы­нуждены отослать читателя к более фундаментальным изда­ниям, а здесь лишь бегло коснемся этих вопросов.

Понятие «Тайцзи» — «Вели­кий предел» впервые встречается в третьем добавлении классиче­ской «Книги перемен» («Иц- зин») — «Сицычжуань», где го­ворится: «Изменения содержат в себе Великий предел, который порождает два начала». Тайцзи в основном выступало как сино­ним пути Дао — универсального закона всех вещей и явлений, символичное выражение всех трансформаций и взаимоперехо­да инь-ян (см. брошюру «Уроки китайской гимнастики», вып. 1). Ответ на вопрос, как достичь мистического единения с Дао, был столь же туманен и неопре­делен, как и само Дао. «Не­деяние» (увэй) и «самозабытие» (ван-во) — ключевые понятия даосизма — были скорее вне­запным моментом озарения и самоотторжения от суетного мира, чем реальной программой.

Впервые подобная програм­ма появляется в даосских шко­лах в II—IV веках. Долголе­тия «можно достичь» либо приемом некой «пилюли бес­смертия», в состав которой входили ртуть, свинец, сера, зо­лото, серебро, мышьяк и т. д., либо «выплавлением» такой «пи­люли» внутри организма по­средством сочетания энергетиче­ской квазиматериальной суб­станции ци и человеческого суб­страта семени — цзин. Так как один из способов получения ци заключался в правильном дыха­нии, то постепенно сложилась система дыхания туна — «нако­пления (нового) и выброса (старого) ци». С ней было тесно связано синци — визуально- психическое «проведение» ци по каналам тела, а также методы диетологии. Все вместе это сформировало обширную и ве­сьма рыхлую систему даоинь, которая вместе с рядом форм ушу позже стала основой для создания тайцзицюань.

Неоконфуцианство (фило­софское течение, возникшее на стыке даосизма и конфуцианст­ва в XII в.) усилило ключевое значение тайцзи как образа «со­кровенной пружины», которая, раскручиваясь, дает начало всем объектам внешнего мира. Выполнение комплекса тайцзи­цюань как бы запускало сокро­венную пружину, то заставляя разделяться два начала — инь- ян, то вновь их соединяя. Тра­диционные названия передавали этот характер саморазвертываю­щегося Дао, например, первое движение именовалось — «Бес­предельным» (Уцзи), второе — «Великим пределом» (Тайцзи) и т. д. Весь комплекс пред­ставлял схему развертывания Великого предела, в конечном счете возвращавшегося к своему началу (заключительная пози­ция в таолу). Вот какое осново­полагающее высокое и одновре­менно мистическое значение придает традиция тайцзицюань.

В традиционном Китае су­ществовало несколько класси­фикаций стилей ушу. По одной из них тайцзицюань относят к Уданскому направлению, полу­чившему свое название по горам Уданшань в провинции Хубэй. В этом живописном месте, по легендам, жили многие даосские маги, в том числе и знамени­тый Чжан Саньфэн. По другой классификации, тайцзицюань — это один из стилей «внутренней семьи» — (нэйцзя), противопо­ставляемых стилям «внешней се­мьи» (вайцзя). В чем различие этих семей? Общепринято счи­тать, что стили вайцзя (напри­мер, шаолиньцюань, наньцюань и др.) делают основной упор на использование в бою физической силы — ли. Бойцы нэйцзя почти отказались от применения силы мышц и используют уже упоми­навшуюся энергетическую ква­зиматериальную субстанцию ци. Однако, к своему удивлению, мы не найдем ни одной школы ушу, которая бы не сочетала в бою ли и ци.

 

Мифологизированное ки­тайское сознание наложило на историю тайцзицюань заметный отпечаток. Все легенды связы­вали возникновение стиля с дао­сами, и это еще больше усили­вало ореол тайцзицюань как «искусства Дао». По своему содержанию это были перера­ботки более древних мифов об «истинных людях». Один из та­ких людей Сюй Сюаньпин (IX в.), который «воздерживал­ся от пищи и передвигался стре­мительно, как чудесная кобы­лица», и считался основополож­ником Нэйцзя.

Наибольшее распростране­ние получила история о созда­теле стиля Чжан Саньфэне. Уточним, что людей, носящих такое имя, было несколько. Один из них, даосский алхимик XIII в., «пестовавший Дао» в горах Уданьшань, получил «выс­шую истину» во время явления к нему во сне «сокровенного божества» и достиг бессмертия. Другой Чжан Саньфэн, живший в XVI в., как повествует исто­рия, ходил в рваной одежде и от холода его защищала лишь монашеская ряса. Называют ле­генды и других «создателей» тайцзицюань. Так Чжан Су не и (XVI в.) дробил у себя на ладо­ни камни, профессиональный воин Ван Чжэннань (XVII в.) без труда удерживал на вытя­нутой руке пять человек.

Что же сегодня известно о реальном создателе тайцзицю­ань? К сожалению, не очень много. Его звали Чэнь Вантин, и происходил он из уезда Вэнь- сянь провинции Хэнань. Чэнь был воином императорской гвар­дии, но вскоре после прихода к власти маньчжурской династии Цин в 1644 г. ушел из армии. Будучи великолепным мастером ушу, он решил систематизиро­вать те сведения, которые полу­чил в армии.

За основу нового стиля Чэнь Вантин взял формы кулачного боя, известные ему из «Трактата о кулачном искусстве» Ци Цзи- гуана (1528—1587), служивше­го учебным пособием для импе­раторской гвардии. Из 32 пози­ций Чэнь отобрал 29 и соста­вил несколько комплексов, в том числе пять комплексов тайцзи­цюань. Он представил новый стиль как момент соположения внешнего и внутреннего — бое­вых приемов и их философского осмысления. Постепенно стиль семьи Чэней упорядочивался, усиливалось его философское звучание. Уже не требовалось столь много комплексов, чтобы открыть для себя метафизиче­скую глубину реальности ушу. Для этого достаточно было и не­скольких десятков движений, выполненных с полным соблю­дением принципов тайцзицюань. С течением времени из перво­начального творения Чэнь Ван- тина сохраняются лишь первый комплекс тайцзицюань и комп­лекс паочуй («взрывающиеся удары»), которые сейчас счита­ются первым и вторым комплек­сами стиля Чэнь.

Долгое время этот стиль не выходил за пределы семьи Чэ- ней, им занимались вдали от любопытных взоров. Первым посторонним человеком, кото­рому удалось приобщиться к новому стилю, стал Ян Лучань (1799 — 1872) —воистину че­ловек-легенда. Он происходил из обедневшей семьи из уезда Юннянь провинции Хэбэй. Хотя Ян с детства испытывал тягу к ушу, заботы о близких не позво­ляли ему систематично занять­ся этим делом. И все же, узнав о необычном стиле Чэней, Ян Лучань отправился к ним в деревню и попросился в ученики. После долгих уговоров Яна взя­ли в дом, но не учеником, а в качестве слуги. Ян тайно наблю­дал за занятиями и через три года рискнул показать то, чему научился украдкой. Чэни были искренне поражены той тща­тельностью и упорством, с кото­рыми Янь Лучань подошел к тре­нировкам. Вместо того чтобы строго наказать его (а за под­глядывание за занятиями тогда полагалась смерть), они позво­лили ему продолжать занятия вместе с ними.

После шести лет обучения Ян Лучань возвращается в родной уезд и начинает преподавание. В то же время он работает над развитием стиля. Так, посте­пенно меняя характер движений, он делает их более плавными и растянутыми. Стиль преобретает все более возрастающее оздоровительное значение, что позволило одному из учеников Ян Лучаня написать: «Что явля­ется высшей целью тайцзицю­ань? Сохранение здоровья и продление жизни». Ян Цзяньхоу (1839 — 1917), третий сын ма­стера, живший одно время вместе с отцом в Пекине и знако­мый с запросами широкой пуб­лики, продолжает формирование стиля, основав так называемую Среднюю ветвь. Создание стиля Ян завершил его сын Ян Чэнфу. Он определял суть занятий тайц­зицюань как «тренировки духа», критикуя стили внешней семьи за нерациональный упор на фи­зическую силу и «рваные» дви­жения. Это, по его мнению, истощало внутренние резервы организма.

Впервые многочисленные труды по тайцзицюань были сведены в единый канон в лоне третьего крупного стиля тайц­зицюань, созданного У Юйся- ном (1812—1880). Стиль У, как его называли по фамильному ие­роглифу основателя, характери­зовался быстрыми и короткими движениями.

В 1912 г. ученик У Юйсяна Хао Хэ, приехав в Пекин, тя­жело заболел. За ним ухаживал знаменитый мастер ушу Сунь Лутан (1861 — 1932). В благо­дарность за искреннюю помощь Хао Хэ показал ему полный комплекс своей школы У. Пере­работав старый комплекс, Сунь Лутан создает собственное на­правление — стиль Сунь, осно­ванный на принципе «открытия- закрытия», т. е. сочетания дви­жений назад и вперед, концен­трации и выброса сил. За бы­стрые короткие передвижения стиль также получил название «подвижный тайцзицюань от­крытого и закрытого».

Последний из крупнейших стилей тайцзицюань — стиль У — был основан У Цзяньцюа- нем (1870—1943). Его отец Цю- ань Ю, маньчжур по националь­ности, был уроженцем провин­ции Хэбэй и обучался у Ян Лу- чаня, когда тот преподавал в Пе­кине. Цюань Ю обучил этому направлению своего сына У Цзяньцюаня. Однако тот решает реформировать стиль Ян: делает движения более плавными, иск­лючает прыжки, притоптывания, резкие движения; изменилась немного и форма стоек, движе­ние как бы волной пробегало по телу. Стиль вскоре был приз­нан самостоятельным направлением тайцзицюань.

Помимо пяти основных сти­лей тайцзицюань возникло не­мало мелких ответвлений, кото­рые в основном брали свое на­чало от стиля Ян. Следует под­черкнуть: все стили тайцзицю­ань, хотя и различались по ха­рактеру и форме движений, ос­новывались на общих принци­пах, более того — в своей базе имели одинаковую последова­тельность движений.

Распространение тайцзицю­ань было весьма затруднено за­крытостью школ (а мастер ни­когда не обучал более 3—4 уче­ников), отсутствием общеприз­нанных методик. Возникла на­сущная необходимость расска­зать о древнем искусстве совре­менным языком. После образо­вания КНР развернулась рабо­та по упорядочиванию ушу. В результате этого в середине 50-х гг. на основе традиционных стилей было создано около 20 новых комплексов. В их числе в 1956 г. появился комплекс «Упрощенный тайцзицюань из 24 форм», составленный на основе самого распространенно­го и зрелищного стиля Ян. Позд­нее он был введен в программу средних и высших учебных за­ведений.

В конце 70-х — начале 80-х гг. работа над созданием новых комплексов тайцзицюань была продолжена. Но теперь в поле зрения Государственного комитета по физкультуре и спор­ту КНР оказался не только стиль Ян, но и два стиля У и стиль Чэнь. На их основе был создан комплекс из 48 форм тайцзи­цюань, сохранивший все основ­ные черты этих стилей. Этот комплекс более сложен, но он дает и большие возможности реализовать основные принципы стиля, в том числе и оздоро­вительный эффект. Не случайно все медицинские исследования эффективности тайцзицюань проводились на группе занима­ющихся этим комплексом.

Здесь мы подходим к очень важному аспекту нашей темы (а для пропагандиста восточных гимнастик, быть может, самому важному) — к вопросу об оздо­ровительном и даже лечебном эффекте тайцзицюань. На чем же он основан?

В тайцзицюань воспроизво­дится природный принцип рас­слабления, мягкости и гармонии. Плавный характер движений, округлые и естественные пози­ции, сочетание действий всего тела — «диалог движений» — составляют      непередаваемое

ощущение полного единства и свободы. Занятия тайцзицюань требуют глубокого сосредоточе­ния, не случайно одним из ос­новных требований является главенствование мысли и воли над движением.

Рациональные приемы пси­хоконцентрации в сочетании с особыми дыханием и движения­ми значительно улучшают со­стояние организма, снимают ум­ственную и психическую уста­лость. Учеными установлено, что способы дыхания и концентра­ции, подобные тем, что исполь­зуются в тайцзицюань, оптими­зируют деятельность коры го­ловного мозга, оказывают тони­зирующее воздействие на многие функции организма. Но, подчер­кнем, именно в сочетании, в еди­ном комплексе. Поэтому одно лишь выполнение движений без психоконцентрации лишает тайцзицюань его оздоровитель­но-лечебного и психорегулирующего эффекта.

Оздоровительные функции тайцзицюань поистине порази­тельны. Более того, занятия этим стилем благоприятно вли­яют на лечение многих заболе­ваний. Вот почему в современ­ном Китае тайцзицюань исполь­зуется не только как оздорови­тельная система, но и как вид сопутствующей терапии. При за­болеваниях желудочно-кишеч­ного тракта занятия способст­вуют быстрому рубцеванию пеп- тических язв желудка и двенад­цатиперстной кишки, лечению гастроптоза, хронического га­стрита, стеноза выходного от­верстия желудка, язвенного и гиперпластического туберкулеза кишечника, энтеритов. Помога­ют они и при заболеваниях сердечно-сосудистой системы: поражении сосудов сердца, ги­пертонии, гипотонии, ревмати­ческом поражении сердца, недо­статочности кровообращения в конечностях, васкулите, атеро­склерозе, малокровии.

Занятия тайцзицюань оказы­вают благотворное влияние при заболеваниях нервной (невра­стения, нарушение иннервации желудочно-кишечного тракта, неврозы и др.), дыхательной (бронхит, бронхоэктаз, астма), мочеполовой (импотенция, про­статит) систем, ряде гинеколо­гических заболеваний. Однако не следует считать, что занятия тайцзицюань могут полностью заменить традиционное лечение. Это именно сопутствующая те­рапия. Так что не эксперимен­тируйте ни над своим организ­мом, ни над своей психикой!

Результаты большой работы, проделанной в пекинском Цент­ре спортивно-медицинских ис­следований, окончательно под­твердили то, что уже давно пред­полагали китайские медики. Для исследования были взяты две группы людей от 50 до 89 лет; группа А (32 чел.) регулярно занималась тайцзицюань, груп­па Б (56 чел.) — никогда не за­нималась.

Прежде всего пациентов по­просили 15 раз подняться на скамью высотой 40 см и сойти с нее. В группе А все, кроме одного, закончили выполнение упражнения с нормальным кро­вяным давлением. У членов группы Б были отмечены изме­нения тем большие, чем старше возраст. Разительные отличия между членами той и другой группы были обнаружены по по­казателям: отклонений в сердеч­ной деятельности, наличия и сте­пени проявления атеросклероза, деформации позвоночника и сте­пени его гибкости, возрастных изменений структуры костной ткани и ряду других. И никакой мистики, все достаточно реально объясняется другими исследо­ваниями. Так, установлено, на­пример, что занятия тайцзицю­ань увеличивают количество аль­бумина и уменьшают содержа­ние глобулина и холестерина в крови. Отсюда и профилактика атеросклероза.

Сейчас во многих профилак­ториях и лечебницах КНР тайцзицюань служит мощным средством оздоровления, сред­ством реабилитации больных. По радио часто звучит музыка, задающая ритм тайцзицюань. Телевидение транслирует учеб­ные передачи для желающих овладеть этим искусством.

Современный и традицион­ный тайцзицюань неразрывно связаны. Это живое эхо истории, требующее

уважительного и тщательного изучения. Только тогда он превратится из мифа в легендарную, но весьма прак­тически полезную реальность.